Студ

Помощь

Промышленно-художественные выставки в культуре России второй половины ХІХ века

Контрольные Работы Физика 8 Класс , Итоговая Контрольная Работа 4 Класс , Дипломная Работа По Дизайну Интерьера , Дипломы Для Награждения , Контрольная География 10 Класс География , Реферат Доклад

СОДЕРЖАНИЕ


ВВЕДЕНИЕ

. ВСЕРОССИЙСКИЕ ПРОМЫШЛЕННЫЕ ВЫСТАВКИ В КУЛЬТУРЕ ПОРЕФОРМЕННОЙ РОССИИ

.1 Становление феномена российских промышленных выставок как сочетания национальной культурной традиции и европейской цивилизационной модели

.2 Выставки как отражение развития культуры в сфере хозяйства, науки и просвещения

.3 Петербургские промышленные выставки в 60-е-70-е годы ХIХ вв

. ВСЕРОССИЙСКИЕ ПРОМЫШЛЕННЫЕ И ХУДОЖЕСТВЕННО-ПРОМЫШЛЕННЫЕ ВЫСТАВКИ КАК СИМВОЛ ПОДЪЕМА РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ 80-Х ГОДОВ XIX - НАЧАЛА XX ВЕКА

.1 Художественно-промышленные выставки 1880 - 1900-х гг. как отражение культурных интересов русского общества

.2 Промышленные выставки и развитие культуры различных регионов России: Сибирско-Уральская научно-промышленная выставка 1887 г.; Казанская научно-промышленная выставка 1890 г

.3 Художественно-промышленные выставки и русское искусство рубежа веков

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

ПРИЛОЖЕНИЯ


ВВЕДЕНИЕ


Интерес к истории российского выставочного дела не случаен и последние годы наблюдается его оживление, как среди научных работников, так и из числа тех, кто профессионально занимается экспо-бизнесом в современной России.

Ретроспективный анализ развития и становления российского выставочного дела, исследование его отличительных черт в XIX веке способны, с нашей точки зрения, способствовать совершенствованию передовых выставочных технологий и механизмов с учетом навыка прошлого. Пока же еще не до конца осмысленными считаются научный, технологический, культурно- образовательный и познавательный аспекты отечественных выставок минувшего. Не во всем оценен навык выставочной работы для культурного и научного развития регионов, формирования музейной сети державы.

Актуальность темы исследования в научно-теоретическом плане ориентируется значимостью исследования основных аспектов государственной экономической политики и социокультурного становления России в XIX в., выявления структуры, а также механизмов развития и функционирования системы всероссийских промышленных выставок в виде инструмента опосредованного воздействия государства на становление отечественной индустрии, рассмотрения форм и методов проявления публичной инициативы со стороны научных и любительских объединений, вследствие чего на региональном уровне возник новый вид выставки (научно-промышленная), способствовавший созданию местных музеев.

Научно-просветительный нюанс выставки усиливался помимо прочего устройством общественных лекций, презентаций (к примеру, наглядное обучение промыслам в кустарном отделе), работой опытных станций, проведением технических тестирований. Грандиозное просветительное значение имел безвозмездный прием на выставке групп трудящихся, кустарей, преподавателей и учеников из различных уголков державы. Следовательно, образовавшиеся с довольно прагматичными целями (показ состояния становления разных отраслей, сближение изготовителей и покупателей, поиски свежих рынков сбыта, реклама продукции, пропаганда технико-технологических инноваций, технического образования), промышленные выставки понемногу преображаются в многоаспектные социально- экономические и культурные акции, не только подводящие результат конкретному шагу становления, но и, в некой степени, дающие толчок к новым поискам и итогам.

Объектом исследования являются промышленно-художественные выставки в культуре России второй половины Х1Х века

Предметом исследования служит рассмотрение промышленно-художественных выставок как отражения парадигмы развития пореформенной России, подъем культуры хозяйства, просвещения и художественной культуры

Обобщающей работы по этой проблематике в масштабах очерченного хронологического периода до сих пор не было. Наиболее доскональный обзор выставочной деятельности в России и за границей содержался в работе Н.П. Мельникова, одна из глав которой называлась «О выставках вообще и история выставок». Краткая характеристика Сибирско-Уральской выставки приведена одним из ее обозревателей, уральским писателем Д.Н. Маминым-Сибиряком в историческом очерке «Город Екатеринбург». В своей оценке выставки Д.Н. Мамин-Сибиряк опирается на воззрение Д.Н. Анучина.

Существенная по размеру работа Ю.Н. Бубнова является научно-популярным изданием описательного характера, не оснащенным справочным аппаратом в виде ссылок на использованные работы.

Целью исследования - показать культурные смыслы промышленно-художественных выставок как единства отечественной культуры и западной цивилизационной модели.

Цель определила следующие задачи:

рассмотреть становление феномена российских промышленных выставок как сочетания национальной культурной традиции и европейской цивилизационной модели;

рассмотреть выставки как отражение развития культуры в сфере хозяйства, науки и просвещения

изучить Петербургские промышленные выставки в 60-е-70-е годы ХIХ вв.

проанализировать Художественно-промышленные выставки 1880 - 1900-х гг. как отражение культурных интересов русского общества

рассмотреть промышленные выставки и развитие культуры различных регионов России

проанализировать художественно-промышленные выставки и русское искусство рубежа веков.

Методологической базой проделанного исследования послужила доктрина модернизации. Основной массой авторов модернизация определяется как переход от классического сообщества к прогрессивному, от аграрного к индустриальному. В связи с этим, говоря об истории российского выставочного дела, надлежит иметь ввиду, что организация смотров промышленности для стимулирования и поощрения последней кроме того происходила на путях заимствования навыка наиболее развитых государств - Франции, Германии, Великобритании. Следовательно, применение доктрины модернизации при разработке объявленной темы видится нам довольно аргументированным и продуктивным.

В целях качественного проведения исследования нами был использован ансамбль общенаучных, специально-исторических и междисциплинарных методов.

Теоретическая значимость содержится в осмыслении выставочной работы в контексте модернизационных действий, в раскрытии роли выставок в виде специфического индикатора возникновения и развития в стране буржуазных взаимоотношений.

Практическая значимость данной работы заключается в том, что материалы, изложенные в ней, могут быть использованы для подготовки лекций, касающихся как истории промышленных выставок в России и Санкт-Петербурге, так и истории культуры России и Санкт-Петербурга в целом.

Работа состоит из введения, двух глав и заключения.


1. ВСЕРОССИЙСКИЕ ПРОМЫШЛЕННЫЕ ВЫСТАВКИ В КУЛЬТУРЕ ПОРЕФОРМЕННОЙ РОССИИ


.1 Становление феномена российских промышленных выставок как сочетания национальной культурной традиции и европейской цивилизационной модели


Появление государственной системы выставочной деятельности в России восходит к первой четверти XIX века. Ядро системы отечественных выставок составляли всероссийские промышленные (изначально называвшиеся мануфактурными) выставки, потому главной упор в настоящем исследовании сделан на исследовании истории и проблематики промышленных выставок как составляющей социально-экономической истории державы, а также истории ее науки и культуры.

В начале XIX в. в стране происходит кроме того постепенное распространение либерализма, созревание либерального сознания высших сословий. Время царствования Александра I было эрой распространения в России либеральных мыслей, хотя результативность воплощения данных основ была очень невысокой.

Двойственной смотрится оценка эпохи Николая I в смысле становления либерализма в России. Вроде как, налицо определенное проявление антилиберальных направленностей; если взглянуть под другим углом, - в царствование Николая I сохранялось и укреплялось многое из того, что в конце концов обязано было привести к зарождению либерального порядка в России. Исследователи описывают эпоху Николая I как переходный период от крепостного строя к гражданскому сообществу.

Через толщу феодальных порядков в стране пробивали себе дорогу новейшие капиталистические отношения: в индустрии наемный труд, вытесняя крепостной, со временем завоевывал главенствующее положение; расширялся отечественный рынок, развивались товарно-денежные отношения; машины получали использование не только в индустрии, но и в сельском хозяйстве. Исполняя внутреннюю политику в 1820-1850-е гг., правительственные круги осознавали потребность проведения реформ, которые должны были способствовать последующему развитию сообщества, правда, при сохранении существовавших основ. Верховодящие круги усиливали в данный период опеку и контроль над всеми гранями жизни державы, в том числе - отечественной промышленностью. Для подъема промышленного потенциала державы велась серия мероприятий, в числе которых - создание и работа Мануфактурного и Коммерческого советов, что свидетельствовало об укреплении буржуазных веяний в феодальной политике правительства; становление системы промышленно-технического образования; перемена тарифной политики; создание сети жд коммуникаций; организация промышленных выставок.

Исследование первых нормативных актов, касавшихся выставочной работы, происходила на фоне окончания кодификационных дел в 1826-1832 гг. под управлением М.М. Сперанского. Данные работы прямо связывались императором Николаем I с единой концепцией царствования: «Взамен сочинения новых законов я велел собрать сначала полностью и привести в порядок те, которые уже есть». Попытки систематизации права тут же нарушались способом распоряжений по точным вопросам, словно создававшим индивидуальное законодательство монарха и вносившим перебой в насаждавшуюся регулярность. Действительно, выставочное законодательство строилось, основным образом, на разработке нормативных актов по конкретным выставкам. Принятие решений в данной области, как фактически и во всех иных, было отдано в руки высшей бюрократии, а сообщество устранилось от какого бы то ни было воздействия на данный процесс. Впрочем, даже это бюрократическое обращение к нуждам сообщества приносило собственные плоды, распространяясь как на сферу промышленного производства, так и на сферу культуры. Узаконения, регулировавшие выставочную деятельность, позволяют заявлять о протекционистском характере промышленной политики правительства в начале XIX века. Первые законодательные акты в сфере фабрично-заводской индустрии, принятые в конце 1820-х гг., отображали как становление капиталистических взаимоотношений в стране, так и пробы государства держать данный процесс под контролем.

Изначально организацией проведения всероссийских промышленных выставок занимались как правило Мануфактурный совет при Департаменте мануфактур и внутренней торговли МФ и его Московское отделение.

Вместе с разработкой нормативных документов всероссийских промышленных выставок, в 1830-х годах государство выступило организатором проведения целой серии губернских выставок. В виде незаурядных событий провинциальной жизни выступали проезды по стране императора или же наследника престола. Непосредственно к путешествию по России наследника - цесаревича Александра Николаевича был приурочен цикл выставок, где демонстрировались «эталоны заводской, фабричной, ремесленной и любого рода произведений местной индустрии». Поводом послужила местная выставка,- организованная в 1834 г. в Смоленске по инициативе Н.И. Хмельницкого, входившего в Смоленский мануфактурный комитет. В связи с грядущим путешествием преемника опыт Смоленска рекомендовано было тиражировать по всей стране, устраивая выставки в губернских населенных пунктах, дополнялась концепция выставочной работы, происходила ее выборочная переориентация на региональный уровень.

Правовая база российского выставочного дела в пореформенный период базировалась на ряде законов 1820-1850-х гг. В одно и тоже время выставочное законодательство становилось частью «Устава о промышленности». Это и дозволяло регулировать немалую часть организационных вопросов выставочной практики.

По подсчетам Ю.Я. Рыбакова, в пореформенный период было принято около тысячи узаконений о фабрично-заводской индустрии. И хотя законодательные акты о выставочной деятельности составляли 1,3% от совокупного числа, это свидетельствовало о явном внимании правительства к проведению выставок, применению их в виде одной из поощрительных мер.

В правилах 1869 г. был отчасти изменен пункт, касавшийся представления на российские выставки лишь изделий отечественного происхождения. В новейших правилах это притязание излагалось в последующей редакции: «Все доставляемые на выставку произведения обязаны быть только лишь внутреннего производства, в пределах Российской империи и Великого Княжества Финляндия; но произведения данные могут быть изготовлены как из туземных, так и привозных материалов. В случае доставления на выставку вещей, содержащих целые привозные детали, экспоненты обязываются заявить, какие конкретно части, находящиеся в составе их произведений, привезены из-за границы».

Рассмотрение процесса разработки нормативно-правовых основ выставочного дела в XIX в. демонстрирует, что, в предопределенной степени, становление шло по спирали. Начавшись в николаевскую эпоху с разработки правил конкретных выставок (петербургской 1829 г. и московской 1831 г.), к концу 1840-х годов процесс регламентации выставочной работы выходит на создание обобщенного, довольно строгого «Положения...» 1848 г.

В 1853 г. был в добавок введен принцип постепенности при присуждении наград, что кроме того вело к явным ограничениям совокупного протекционистского и поощрительного настроя российских выставок.

В пореформенный период выставочное законодательство отозвалось на меняющуюся обстановку в стране, единую либерализацию всех сторон публичной жизни. Была упрощена процедура подачи заявки на участие в выставке, а с конца 1860-х гг. для проведения любой всероссийской промышленной (позже - художественно-промышленной) выставки разрабатывался пакет нормативных документов, напрямую не связанный с сохранявшимися в отраслевом законодательстве установками. Либеральные направленности эпохи Александра II сказались в таких существенных аспектах выставочной работы, как организация экспертизы (взамен императора и министра финансов награды утверждались 2-ой инстанцией экспертного совета; при экспертизе предусматривался взнос предприятия в общественную сферу и т.п.), функционирование на местах специальных вспомогательных комитетов, выдача патентов на изобретения, вне зависимости от их общественного представления на выставке и т.п. Экспонентам предоставлялось больше прав, организаторы пробовали возместить им часть финансовых потерь на участие в выставках.

Широкие слои коммерсантов не привлекались к данной работе в том числе и во 2-ой половине XIX века, в ходе восходящего становления «Великих реформ».

Откат от завоеваний 1860-1870-х гг. принципиально не сказался на подготовке и проведении выставок 1882 и 1896 гг. В первом случае, в связи с принятием выставочного положения еще при Александре II; во 2-м случае - вследствие солидной инерции процесса и нарушения регулярности устройства выставок

С конца 1860-х гг. выставочное законодательство развивается по пути принятия пакета нормативных документов конкретной выставки (ее положения, принимавшего силу закона, также правил для экспонентов, для гостей, для проведения экспертизы и т.п.).

-е гг. прошли в стране под символом участия во всемирных выставках, только в 1879 г. наступает подготовка XV-й всероссийской промышленной выставки в Москве. Нарушенная регулярность выставочного процесса, накопившего к тому времени груз инерции и монотонности, дополненная юбилейной подоплекой (25-летие царствования императора Александра II), вылилась в суровые концептуальные перемены. Из места презентации промышленных достижений всероссийская выставка трансформировалась в арену показа всех сторон жизни державы, перевоплощенных «Великими реформами». Здесь в первый раз возникли художественный, научно-учебный, кустарный, военно-морской отделы, была существенно полнее представлена сельскохозяйственная тема. Расширение программы выставки стало причиной и перемены ее названия - всероссийская промышленно-художественная.

Научные подходы при формировании экспозиций отделов обеспечивались как участием в данной работе знаменитых ученых и солидных предпринимателей, так и выделением фактически по любому отделу особенной категории научных трудов по проблематике сектора экономики, интенсивным внедрением в экспозиции карт, статистических таблиц, диаграмм, схем, проектов, графиков, моделей и макетов.

В промышленных экспозициях 1882 г. отыскали отражение такие новейшие явления, как рост добычи каменного угля и рост металлургического производства на Юге России, переход на замену сталью чугуна и железа, ощутимый прогресс в сфере рельсового производства, интенсивная механизация производственного процесса и смещение территориальных центров в бумагопрядении, остановка импорта сахара с помощью наращивания объемов производства свеклосахарной промышленности, активное техническое перевооружение и подъем концентрации производства в нефтяной индустрии, расширение ассортимента в машиностроительной отрасли; переход железнодорожного дела в руки российских инженеров и техников; существенные успехи в производстве синтетических строительных материалов (цемента и асфальта).

После проведения ряда местных выставок в 1882 г. на всероссийском уровне в первый раз был замечен кустарный отдел, в подготовке которого основную роль сыграли губернские земства и статистические комитеты. Здесь кустарная индустрия предстала перед экспертами и широкой публикой с достаточной полнотой, определявшей степень распространения, объемы производства, экономическое значение данной формы труда, куда было вовлечено несколько миллионов трудящихся рук. Весомым аспектом данной экспозиции было поддержание энтузиазма к этническому искусству, исследование групповых эстетических представлений, но одновременно - и раскрытие слабых сторон кустарных производств, потребность оказания поддержки в сохранении традиций народного творчества.


1.2 Выставки как отражение развития культуры в сфере хозяйства, науки и просвещения


К середине XIX века культурная среда российских городов, в том числе столичных, определялась состоянием образовательных и культурно-просветительных учреждений, функционированием школ, библиотек, театров, музеев и картинных галерей, развитием печати, сети книжной торговли. Периодические всероссийские промышленные выставки также становились элементом столичной культурной среды, подготавливавшим появление некоторых отечественных музеев во второй половине XIX века (Музея прикладных знаний в Петербурге, Политехнического и Исторического музеев в Москве).

Зародившись как экономическое мероприятие, промышленные выставки очень скоро стали играть заметную роль в культурной жизни стран-участниц. Промышленная выставка - это начинание, доступное для всех слоёв общества, в ней не возбранялось принимать участие представителям самых бедных слоёв населения, равно как не стыдно было появиться и самым высоким чинам, вплоть до министров и императоров.

Например, первая мануфактурная выставка показала явные успехи отечественной промышленности, особенно хлопчатобумажной, где изготовители достигли достойного уровня изделий при относительной невысокой стоимости. Как правило, данную ветвь промышленности представляли частные фирмы. Они занимали кроме того ведущее место фактически во всех отделениях выставки, не считая производства и обработки металлов.

Одновременно было видно отставание ряда отраслей - суконной, льняной. Значимость последующего становления химической индустрии, подтвержденная выставкой, обещала привести к улучшению ситценабивного, писчебумажного, красильного и прочих производств.

Популяризируя продукцию современных компаний, выставка содействовала техническому просвещению фабрикантов, акцентировала их внимание на потребности технического образования, усвоения новейших технологий. Сопоставляя продукцию внутри отраслевых групп, фабриканты видели все плюсы и минусы собственной продукции, обогащались новыми познаниями. Так, некоторые из московских предпринимателей сообщали о том, что они многому обучились за время выставки у петербургского шелкового фабриканта Тильмеса, который «с редкою в людях этого класса радостью, продемонстрировал им способ собственного производства». Многие фабриканты находились в выставочных залах, давая гостям объяснения по качеству изделий, приемам их производства, также, слушая замечания гостей, знакомились с нуждами и пожеланиями потребителей.

Сопоставление выставленных продуктов, прилюдная оценка их достоинств пробуждали в фабрикантах дух соревновательности и тут организаторы чрезвычайно надеялись, что выставка окажет воздействие на последующие успехи российских мануфактур. Непосредственно в данном виделось современникам наиболее конструктивное воздействие публичной выставки.

Преследуя торгово-промышленные цели, первая выставка знакомила не только рядовых покупателей, но и торговцев с новыми фирмами. Так, до открытия выставки были недостаточно знамениты шелковые ткани Кондрашовых, резные приборы фабрики графини де Броглио, лакированные изделия фабрики Мулерта. Заграничным торговцам выставка продемонстрировала новейшие предметы для выгодных закупок. На выставке гости заметили «под российскими клеймами то, что доныне втридорога приобретали в заграничных магазинах под фирмою Парижа и Лондона». Выставка полностью отобразила становление капиталистического уклада в начале XIX в., показала плюсы механического производства перед ручным. Обозреватель «Санкт-Петербургских ведомостей» замечал: «Выставка доказала, что в России уже есть немало опытных мастеров и фабрикантов, которым недоставало лишь знаменитости, чтобы быть наряду с лучшими иностранными... Она поколебала, в конце концов, вредоносное и закоренелое предубеждение в пользу всего иностранного». В социальном плане выставка была призвана реабилитировать, «облагородствовать» звание фабриканта и ремесленника.

Тяжело переоценить коммуникативный и информационный потенциал промышленных выставок в тот период, когда информационно- технологический обмен вследствие ряда обстоятельств был затруднен. Знакомство производителей различных губерний с продукцией иных фабрик, приобщение к иностранному технико-технологическому опыту через организуемые в период выставок презентации заграничных образчиков, время от времени - непосредственное общение на фабриках московских и петербургских экспонентов, дозволяли коммерсантам получать нужную вспомогательную информацию. Это содействовало введению новейших методов и способов производства. Одновременно выставки подводили к мысли: о потребности наиболее широкого распространения технического образования.

Промышленная выставка - это замечательный способ рекламы любого произведения. Начав от простого показа выполненного изделия, промышленники и изготовители постепенно стали совершенствовать виды и способы рекламы своих изделий, доведя рекламу до произведения искусства. Работа над совершенствованием выставочной площади давала возможность архитекторам экспериментировать в их самых смелых начинаниях. При удачном исполнении замыслов во временных экспозиционных проектах, зодчие впоследствии использовали свои задумки в монументальных строениях. От выставки к выставке менялась и культура проведения этих мероприятий. Из простого показа изделий выставки стали превращаться в центры проведения досуга. Обязательными здесь стали концертные залы с выступлениями лучших артистов, театры, картинные галереи, места для отдыха, кинематограф и другие достижения техники. Промышленные выставки становились важным культурным событием в стране. Российские театры представляли на них свои лучшие работы. На смотрах хозяйственных достижений считали для себя почетным выступить симфонические оркестры, хоры, а ведущие издатели соревновались за право выпускать выставочные бюллетени, путеводители и альбомы. Сложилась традиция проводить в рамках промышленных выставок показ лучших работ русских живописцев, и поэтому, начиная с 1870 года, эти крупномасштабные смотры стали называть Всероссийскими художественно-промышленными выставками. На выставках особое место было уделено науке. Здесь проводились встречи и конференции учёных, шел обмен научной мыслью и достижениями в области науки. Большое внимание уделялось лекциям для студентов и молодежи. Многие промышленные выставки создавали специальные отделы, касающиеся этнографии и истории различных народов. На основе этих экспонатов часто создавались этнографические и краевые музеи, существующие и поныне. Во время проведения промышленных выставок издавались газеты и листки, освещавшие проведение этих показов. Сегодня эти издания являются важнейшим материалом для изучения культуры и жизни страны в данный период, а также необходимым материалом для изучения промышленности, сельского хозяйства, экономики, статистики, этнографии и других направлений науки. Промышленные выставки стали ареной для начала проведения спортивных мероприятий. Они способствовали повышению культуры быта широких слоев населения, показывали новейшие достижения в области домашней техники.

Всё перечисленное выше касалось и петербургских выставок. При этом организованные в столице, многие из них становились событиями государственного масштаба. Почти все петербургские выставки проходили под покровительством царственных особ, лиц, принадлежащих правящей династии. Очень часто экспозиции становились международными, в них участвовало большое количество представителей разных государств и культур. Это был богатейший опыт знакомства российских граждан с промышленностью, культурой и жизнью самых разных народов. Кроме того, на выставках жители столицы знакомились и с культурой народов собственной страны, а она, как известно, была многонациональна, колоритна, богата. В экспозициях были представлены произведения жителей крайнего Севера, Средней Азии, Кавказа, Прибалтийских народов, населения европейской части России. Некоторые экспозиции становились замечательным местом отдыха петербуржцев. К таким выставкам, прежде всего, можно отнести выставки Обществ садоводов и плодоводства. На этих смотрах можно было познакомиться с флорой, растительным миром разных стран и континентов. В конце 19 - начале 20 века стало уделяться особое внимание культуре быта. Благодаря техническому прогрессу появилось много новшеств, влияющих на повседневную жизнь жителей страны. На гигиенических выставках петербуржцы знакомились с необычными для того времени нововведениями, облегчавшими быт граждан. В это же время на строительных выставках появились разделы, обозначавшие стили в убранстве жилищ, развивались те направления в декоративном искусстве, которые мы сегодня называем дизайном и, в частности, дизайном интерьера. Показы лучших образцов промышленной продукции, произведений искусства, всего прогрессивного и замечательного, что было изобретено к тому времени человечеством, содействовали воспитанию вкуса горожан и влияли на повышение общего уровня культуры представителей всех слоев общества России.


1.3 Петербургские промышленные выставки в 60-е-70-е годы ХIХ вв


Во 2-ой половине XIX в., после проигрыша в Крымской войне, наглядно выявившего отставание России от современных держав, правительство вынуждено было вступить на путь модернизационных преображений.

Существенной вехой в жизни державы стало проведение в 1860-1870-х годах «Великих реформ». Начавшийся в данный период новейший этап русской модернизации символически определяется изыскателями как пореформенный.

Вследствие реализации институциональных преображений 1860-1870-х годов, активировался переход от системы принудительного труда к вольному, от административно-мобилизационных способов модернизации к рыночно-капиталистическим. В научно-техническом плане осматриваемый период соотносился с до- и раннеиндустриальной стадиями модернизации. Для данных стадий отличительны: переход от мануфактуры к машинному либо фабрично-заводскому производству, превращение орудий труда из ручных в механические, выход в свет и широкое введение в производство машин.

Реформы сыграли значительную роль в деле перевоплощения державы из феодальной в буржуазную монархию. В русле демократизации всех сторон социальной жизни происходили перемены и в выставочном деле. Происходившие в экономическом строе державы перемены настойчиво требовали освоения естественных богатств в виде ресурсной базы возрастающей промышленности, создания прогрессивной инфраструктуры, введения новейшей техники и технологий, увеличения значения профессионального образования. Проявившийся на данном фоне кипучий расцвет естественных наук дал почву зарождению российских научных школ по ключевым естественнонаучным и точным дисциплинам, организации научных сообществ. Создание земств и активизация работы органов городского самоуправления, в сферу деятельности которых входили местные хозяйственные дела, попечение о делах собственных губерний, уездов и населенных пунктов, приводили к тому, что данные органы помимо прочего стали включаться в выставочный процесс в виде самостоятельных организаторов либо партнеров при подготовке выставок различного значения и различной тематической направленности.

Всероссийские промышленные выставки из инструмента опосредованного воздействия государства на становление неких отраслей этнического хозяйства, со временем преображаются в масштабные презентационные мероприятия.

В 1861 г. проходила очередная всероссийская выставка мануфактурной промышленности, практически заканчивавшая цикл дореформенных выставок. Она устраивалась на основаниях прежних правил. Одной из отличительных черт организации выставки 1861 г. стала отмена представления свидетельств гражданских губернаторов о размерах производства экспонентов. Данная мера дала почву увеличению количества участников. Реформы сыграли значительную роль в деле перевоплощения державы из феодальной в буржуазную монархию. В русле демократизации всех сторон социальной жизни происходили перемены и в выставочном деле. В дореформенный период инициатива в организации промышленных выставок, как правило, шла сверху, по линии Министерства финансов. По распоряжению императора Николая I проходила кроме того серия региональных (губернских) выставок 1830- х годов. Довольно редкими были выставки, организуемые неправительственными организациями (к примеру, Вольным экономическим обществом). Происходившие в экономическом строе державы перемены настойчиво требовали освоения естественных богатств в виде ресурсной базы возрастающей промышленности, создания прогрессивной инфраструктуры, введения новейшей техники и технологий, увеличения значения профессионального образования. Проявившийся на данном фоне кипучий расцвет естественных наук дал почву зарождению российских научных школ по ключевым естественнонаучным и точным дисциплинам, организации научных сообществ.

Создание земств и активизация работы органов городского самоуправления, в сферу деятельности которых входили местные хозяйственные дела, попечение о делах собственных губерний, уездов и населенных пунктов, приводили к тому, что данные органы помимо прочего стали включаться в выставочный процесс в виде самостоятельных организаторов либо партнеров при подготовке выставок различного значения и различной тематической направленности.

Начиная с 1860-х годов, акценты в организации выставочного дела больше смещаются в сторону научных сообществ, органов местного самоуправления, любительских объединений. Вместе с промышленными выставками и проводившимися с 1840-х годов сельскохозяйственными выставками (по линии МГИ) в практику все шире входят научные, научно-промышленные, ремесленные, кустарные и прочие выставки. Всероссийские промышленные выставки из инструмента опосредованного воздействия государства на становление неких отраслей этнического хозяйства, со временем преображаются в масштабные презентационные мероприятия.

В 1861 г. проходила очередная всероссийская выставка мануфактурной промышленности, практически заканчивавшая цикл дореформенных выставок. Она устраивалась на основаниях прежних правил. Одной из отличительных черт организации выставки 1861 г. стала отмена представления свидетельств гражданских губернаторов о размерах производства экспонентов. Данная мера дала почву увеличению количества участников.

Двенадцатая всероссийская выставка действовала с 1 по 29 июня 1861 г. в С-Петербурге. В ней поучаствовали 1018 экспонентов из 52 губерний, демонстрировавших около 17,5 тыс. предметов. По количеству участников преобладали Санкт-Петербургская (425) и Московская (193) губернии. Выставка была в основном петербургской, не вызвавшей горячего участия иных губерний, хотя по совокупному количеству экспонентов превосходила всякую из выставок 1820-1850-х гг. Вмести с этим, по замечанию обозревателей, задача выставки состояла не в том, дабы «узнать сполна состояние промышленности - в плане статистическом, а в основном в техническом, другими словами показать степень становления и совершенства», определенный качественный уровень развития отраслей.

Экспонаты распределялись по 7 ключевым разделам; количественно доминировали изделия текстильной отрасли (289 экспонентов), химических и кожевенных продуктов (246), металлообработки (160). Из числа текстильных компаний существенную часть составляли фабрики, образовавшиеся в 1840-1850-х гг.: шерстопрядильные и суконные Е.И. Арманда, К. Клеменца и А. Ле, К.Г. Леве, Н.Д. Селиверстова; хлопчатобумажные А.О. Гюбнера, П.А. Зубкова, И.Н. Коншина и иных.

Существенное место на выставке занимали металлы и изделия из них. Внимание профессионалов было обращено на легендарную обуховскую сталь, выставленную Златоустовским оружейным заводом. Новых предприятий в этом разделе было очень мало, преобладала продукция уральских заводов, основанных еще в XVIII в. Основная масса вновь образовавшихся предприятий тяжелой индустрии базировалось в Петербурге.

Довольно полное отражение на выставке возымела российская химическая индустрия. Богатый перечень продукции предположили предприятия А.И. Кованько и Ждановых из Петербурга, Кокшанский завод К.Я. Ушкова, Р.Б. Шварца и Б.Д. Голицына из Москвы.

Стремительный подъем писчебумажной индустрии державы подтверждала экспозиция надлежащего раздела.

В общем выставка 1861 г., ставшая итоговой для всех дореформенных десятилетий, дозволяла сделать неутешительные выводы. Продукции новых производств на ней было предоставлено немного. Основные отрасли отечественной индустрии были отражены в экспозициях очень скудно либо не были отражены вообще. Слишком мало поменялись по ассортименту и качеству товары повседневного спроса, рассчитанные на широкие слои народонаселения. С другой стороны, наблюдались солидные сдвиги в производстве предметов роскоши.

По итогам экспертизы 663 участника из 1018 (то есть 65%) получили награды. Самое большое количество наград (189) было присуждено по отделу текстильной индустрии, что реально отражало довольно высокий уровень становления отрасли. По отделу химических и животных товаров специалисты назначили 187 наград, в том числе 77 - по химическому производству (47% указанных фабрик и заведений образовались в 1840-1850-е годы). По разделам машин, металлов и изделий из них специалисты присудили 97 наград различного достоинства.

Устроители выставки 1861 г. пробовали усовершенствовать систему выставочной экспертизы. Благодаря усилиям Московского отделения Мануфактурного совета были разработаны правила для оценки предметов по разным производствам, где указывались «существеннейшие стороны их качеств». Эту меру многие специалисты считали нужной и значимой, так как низкокачественная, а порой и случайная экспертиза вредила самой цели выставки и отвергала возможных экспонентов.

В состав экспертных комиссий были приглашены многие знаменитые ученые, специалисты-практики, такие как Б.С. Якоби, А.Я. Купфер, И.В. Вернадский и иные.

Как и все прошлые, выставка 1861 г. была нацелена не только на профессионалов, но и на широкие слои народонаселения. Число гостей по билетам составило 43 000 человек. Помимо всего этого, как отмечалось в отчете Департамента мануфактур и внутренней торговли, «допущены были безвозмездно все учебные заведения, а еще ремесленники и рабочие с фабрик, так что общее количество гостей простиралось значительно выше означенной цифры». Сравнивая с выставками 1820-1850-х гг. выставка 1861 г. была самой глобальной по численности участников; ее отличал и более широкий территориальный охват. Вместе с этим, уровень репрезентативности отечественной индустрии не превосходил здесь 6,6%: из 15 388 отмеченных статистикой промышленных заведений лишь 1018 продемонстрировали свою продукцию.

Территориальное представительство свидетельствовало о предпочтительном промышленном развитии центральных губерний, вместе с тем на окраинах производство развивалось медленно.всероссийская промышленная выставка работала в Санкт- Петербурге с 15 мая по 1 августа 1870 г. Она располагалась на территории Литейного Соляного городка, переустроенной по проекту зодчих Л.Ф. Фонтана, А.И. Стафиери и В.А. Гартмана. Обозреватели сообщали о том, что в первый раз «выставка... выстроена нарочно, по типу всемирных английской и парижской, но абсолютно в неординарном стиле, который почти всеми признан чисто-русским архитектурным стилем». В.В. Стасов, посещавший всемирные выставки 1850-1860-х годов, сопоставлял их с выставкой 1870 г. Характеризуя заключительную как выставку национальную, он замечал: «...нынешняя наша выставка имеет в точности такое весомое значение для нас, как имели те выставки для Европы. В обоих вариантах новейшие потребности, свежие задачи вызвали на свет новейшие формы, разработанные талантом и фантазией». В.В. Стасов подчеркивал особую значимость архитектурно-художественного решения экспозиции: «Обязательно должен быть в наши дни великолепен тот дворец, куда целый народ снес создания собственного разума, творчества, гения». Удачное использование в оформлении выставки деталей российского деревянного зодчества, составление множества витрин и интерьеров отделов рукою художника, «знавшего цену подлинной своеобразности и национальности», позволяли определить мануфактурную выставку как «событие решительно историческое для участи нашего искусства». Одновременно влияние нового времени, а также участия во всемирных выставках, проявилось в большем использовании художественных составляющих в самой промышленности, где «предпочитание одной исключительно сырой пользы и выгоды закончилось». Еще одним важным моментом приличного художественного дизайна выставки с применением деталей национальной архитектуры В.В. Стасов видел воспитание вкуса несчетной массы гостей выставки.

Повышение числа экспонентов в сравнении с выставками 1860- х гг., расширение территориального охвата были связаны со строительством железных дорог, развитием пароходств. Благосклонным условием оживления индустрии явилось помимо прочего становление внутреннего кредита, также, в 1868 г. был принят новейший покровительственный таможенный тариф по европейской торговле. Невзирая на все приложенные старания, участие в выставке со стороны земель было неодинаковым. Традиционно превалировали экспоненты Санкт-Петербургской (929) и Московской (368) губерний, за ними шла Лифляндская губерния (82).

В первый раз для знакомства с экспозицией были приглашены представители зарубежных стран - Франции, Пруссии, Австрии, Италии, Швеции, Голландии. Всего за время работы выставки её посетило 318 611 человек по билетам, было реализовано 250 абонементов, выдано немало почетных и бесплатных билетов, в том числе - для посещения выставки артелями мастеровых и трудящихся, заграничными и российскими учеными, представителями печати. Общая численность народонаселения Петербурга составляла к 1870 году 668 тысячи человек. При известной неполноте данных выставку посетило более 47% от совокупного количества жителей столицы, что свидетельствовало о значительном интересе к данному событию.

Экспонаты выставки распределялись по 7 ключевым разделам; преобладали представители текстильной отрасли (707 участников). Согласно с правилами на выставке экспонировались не только сами изделия, но и образцы «первобытных материалов в сыром или же подготовленном виде,...чтобы уяснить понятие о предмете». С 1870 г. наглядность, просветительная тенденция, обучающий результат все активнее используются в выставочной практике.

Раннеиндустриальная модернизация 2-ой половины ХIХ-начала XX вв. была замечена определенными успехами, что стало заметно уже в первое пореформенное десятилетие и в некоторой степени отыскало отражение на выставке. Основные отрасли индустрии глубоко преобразовывались в технико-экономическом отношении: происходила подмена ручных орудий труда машинами, действующими паром. В стране разрасталась сеть железных дорог. В 1861 г. ее длина в России составляла 2053 версты, а в 1870 г. - уже 8500 верст в одноколейном исчислении. В металлургии к 1870-м годам важной задачей была смена древесного угля минеральным топливом и распространение бессемерования, особенно связанным с потребностью роста производства стали. Проводившиеся изыскания природных богатств Донецкого бассейна демонстрировали реальную вероятность становления на юге державы новейшей металлургической базы. Но это требовало создания нужной инфраструктуры.

В 1870 г. сохранялась диспропорция в соотношении реально существовавших и представленных на выставке компаний всевозможных отраслей индустрии. Пропорциональность не была выдержана и по землям. К примеру, Финляндия выставила гораздо больше предметов, нежели более развитые в промышленном отношении губернии, что было связано с удобством доставки ее экспонатов в Петербург. Еще одна первопричина наилучшего либо худшего представления продукции конкретной отрасли на выставке состояла в общем довольно низком образовательном уровне промышленного сословия. К примеру, нормально был подготовлен химический отдел, поскольку «немалая часть химических фабрик присутствует в руках людей более-менее специально образованных». Несмотря на все указанные эпизоды, выставка 1870 г. в необходимой степени описывала промышленное становление России в первом пореформенном десятилетии. Высоко оценивались профессионалами изделия фабрик И.C. Анановых, И.Н. Морозова, Саввы Морозова с отпрысками, братьев П. и М. Рябушинских и др.

Энергично развивавшаяся в Костромской, Владимирской, Ярославской и Вологодской губерниях льняная и полотняная индустрия показывала на выставке успехи заключительного десятилетия. Отблеском новейших веяний выставочного дела, усилением его просветительной тенденции, стало представление доскональных коллекций по разным видам производств.

Надлежит заметить, что в хлопчатобумажной отрасли в данное время происходила ликвидация диспропорции между более развитым бумагопрядением и наименее развитыми ткачеством и отделкой. Действенные изменения наблюдались и в 2-ух заключительных стадиях хлопчатобумажного производства, что показывала представленная на выставке продукция.

В общем экспонаты данного раздела свидетельствовали о введении машин в легкую индустрию, развитии механического прядения и ткачества льна, хлопка, шерсти, шелка. Уровень становления хлопчатобумажной индустрии характеризовался использованием наиболее прогрессивных машин и агрегатов, представленных на выставке, качеством продукции наилучших фабрик и применением новейшего для того периода сырья - древесной массы.

В разделе II «Дерево и продукты ископаемые» особенного внимания заслуживали классы стройматериалов и ископаемого топлива. В первый раз были показаны искусственного происхождения цемент, искусственного происхождения мрамор, огнеупорный кирпич, раньше привозимый из Великобритании, асфальт. Производство искусственного цемента было особо существенно для возведения железных дорог, портов, иных сооружений.

Тут же наиболее полно, нежели на предшествующих выставках, эксперты и публика контактировали «с естественными запасами и видами минерального горючего материала» Донецкого и Подмосковного каменно-угольных бассейнов, образцами каменного угля из Алтайского округа, Гродненской каменно-угольной копи, Акмолинских степей. Наиболее весомым в III-м разделе выставки был класс химических товаров, соединявший около 100 экспонентов. К началу 1870-х гг. по размеру промышленного производства химическая отрасль занимала третье место после текстильной и обработки смешанных материалов. Немаловажным дефектом была высокая стоимость химических товаров, что в некоторой степени разъяснялось неимением российского содового производства. Из числа лучших химических компаний обозреватели называли фабрики братьев Лепешкиных в Москве и сыновей П. Малютина в с. Дохторове Московской губернии, производивших красители для ситцевого производства.

Просто представленное керосиновое производство профессионалы считали многообещающим направлением, особо в связи с его актуальным значением для отечественной индустрии и всё вырастающим использованием в быту. Лучшие образцы фотонафтила экспонировал древнейший в России завод В.А. Кокорева в Баку.

Раздел IV «Руды, металлы и изделия из них» по количеству экспонентов (332), более нежели в два раза превосходил подобные отделы выставок 1860-х гг. Данному содействовала и новизна подходов к организации экспозиции. Так, во время подготовки выставки на казенные и частные уральские фабрики выезжал знаменитый эксперт К.А. Кулибин, который смотрел приготовленные экспонаты, давал нужные советы.

На выставке 1870 г. «российское горное и металлическое производство были блистательно представлены», благодаря деятельному участию казенных заводов, обеспеченных заказами армии, флота и железных дорог. Во время, когда спрос на металлы увеличился приблизительно втрое, горное дело обязано было маневрировать на новейших началах, причем даже новейших землях, приближенных к запасам каменного угля. На образце Лисичанского завода в Донбассе пропагандировалась смена древесного угля каменным, устройство при металлургических заводах каменно-угольных шахт.

На выставке 1-ое место по качеству и значению металлических продуктов несомненно принадлежало казенным Ижорским и Обуховским заводам, также Пермским сталепушечному и чугунопушечному заводам. Чугун и выполненные из чугуна изделия отличных потребительских качеств выказывали Кушвинский, Баранчинский, Верхне-Туринский, Каменский и прочие фабрики. Лучшим на выставке было и листовое железо казенного Нижне-Туринского завода.

Первыми из числа частных компаний как и прежде оставались фабрики Нижне-Тагильского горного округа П.П. Демидова, удостоенные права изображать на продукции Государственный герб.

Внимание экспертов привлекли образцы стали, сделанной по способу Мартена на Сормовском заводе Д.Е. Бенардаки. В первый раз на российской выставке возникли и изделия из закаленного чугуна, потребляемого для отливки артиллерийских снарядов. Быстрые успехи отмечались специалистами и в производстве литой тигельной стали, изготавливаемой на Пермском сталепушечном и Обуховском заводах.

В общем, после реформы 1861 г., металлургия Урала переживала кризис, что влекло за собой проблемы в становлении российского машиностроения. В конце 1860-х годов был допустим беспошлинный ввоз чугуна и железа для нужд металлообрабатывающей индустрии, введены ввозные пошлины на некоторые машины, в том числе паровозы, урезаны права железнодорожных сообществ закупать рельсы и подвижной состав за рубежом. Одновременно ряду отечественных машиностроительных и рельсопрокатных фирм правительство предоставляло солидные заказы на дотационных условиях. В результате конец 1860-начало 1870-х годов явились существенным периодом в развитии тяжелой индустрии России. Особо это касалось российского паровозо- и вагоностроения, а также производства рельсов.

Обширно было отражено на выставке морское и речное судостроение, сделавшее в пореформенные годы немалые удачи. Около 30 экспонентов предположили машины для пароходов, модели и планы пароходов, паровые и весельные шлюпки, вельботы, ялики и водолазные агрегаты. Модельная мастерская Морского музея в первый раз показывала модели броненосных судов, создание которых началось с 1862 г.

О подъеме телеграфной сети державы, которая распространялась на 38 265 верст, говорили выставленные в отделе эталоны аппаратов Морзе из петербургской мастерской Сименса и Гальске.

Новинку выставки 1865 года - швейные машины - экспонировали 5 участников из Риги, Москвы, Санкт-Петербурга, Брянска. Из числа иных выставочных новинок были калорифер для парового отопления, многообразные виды горелок для керосиновых ламп, входивших тогда уже в широкое потребление, модель канатной дороги, камера для подводных работ водолаза.

В сегментах, связанных с созданием металлов, машин и приборов, доля казенных заведений была существенно выше, нежели в других: тут на 669 экспонентов приходилось 63 казенных заведения (9,4%), кроме того по классам горнозаводского производства и разработки рудников доля казны составляла 22%, а по классу «судостроение» - 41,7%

Величайший прогресс наблюдался в свеклосахарном производстве. В некоторой степени данное разъяснялось мощным государственным заступничеством. Обозреватели сообщали о том, что российская рафинадная индустрия «всегда шла в уровень с техническими модернизированиями Запада». В сахарной промышленности велика была концентрация капиталов, многие собственники (к примеру, А .Я. Терещенко, И.Г. Харитоненко, Бобринские, Сангушко) имели по несколько заводов.

В VII-м отделе выставки демонстрировались образцы типографской продукции, фотографические работы, учебные пособия, детские игрушки и др. Наибольший энтузиазм профессионалов вызывала экспозиция Типографии Императорской Академии наук, где «поместилось большое количество необычайных ценных диковинок».

В первый раз экспозиция по педагогической проблематике возникла на Всемирной выставке 1862 г. в Лондоне.

Раздел «Приложения рисования и лепления к промышленности», представленный всего 11-ю экспонентами, говорил о том, что в обрабатывающей индустрии державы практически завершился период, когда думали только о технической стороне дела. После глобальных английских и парижских выставок в России стали более заострять внимания на внешнюю сторону изделий. Немалая роль в подготовке художественных кадров для индустрии отводилась, например. Строгановскому училищу технического рисования и Петербургской рисовальной школе, чьи экспозиции были представлены на выставке 1870 г.

Несмотря на то, что выставка в общем готовилась довольно традиционно, на ней проявились некие новые направленности социальной жизни. По образцу Парижской всемирной выставки 1867 г., в первый раз широко отразившей жизнь колоний, на петербургской выставке были выделены сегменты Кавказа, Туркестана, Сибири. Сегменты национальных окраин знакомили гостей с естественными ресурсами данных земель, этнографией коренных народов.

Познавательный нюанс выставки существенно увеличивался благодаря роли в её подготовке научных организаций. Так, Русское Техническое сообщество и его Сибирское отделение представили на выставке раздел «Произведения Восточной Сибири», где демонстрировались эталоны нужных ископаемых и этнографические материалы. Задачам промышленного освоения естественных богатств Печорского края была посвящена маленькая экспозиция, приготовленная исследователем Севера России М.К. Сидоровым.

Новое на выставке 1870 г. проявилось и в подаче материалов главных разделов. Так, помимо окончательных продуктов производства, тут в первый раз демонстрировался сам процесс - от сырья до готового продукта, также сопутствующие карты, чертежи, диаграммы, коллекции полезных ископаемых, модели оборудования, макеты промышленных построек. Экспертиза на выставке 1870 г. велась в 2 шага. К участию в ней были привлечены как специалисты-теоретики, так и бывалые практики (В.К. Рашет, В.В. Марковников, В.И. Сазиков, Л.Э. Нобель и др).

При экспертизе казенных заведений похвальные награды не присуждались потому, что «создание всех вообще казенных заводов, как опирающееся на средства, им от казны доставляемые, не имеет возможности быть принимаемо в соревнование с частными промышленными заведениями, поставленными в абсолютно в иные условия». Комитет специалистов при оценке продукции казенных компаний распределял их по 3 разрядам, что подходило золотой, серебряной или же бронзовой медали.

Всего по итогам экспертизы на выставке 1870 г. было присуждено 1398 наград частным заведениям; из казенных 78 были определены к наградным разрядам. Следовательно, всего было отмечено 47,2% участников.

Самое большое число наград было вручено по текстильному отделу и отделу товаров питания.

Во время выполнения экспертизы эксперты обращали внимание на качество продуктов, возникновение и степень предшествующей подготовки сырья и начальных материалов, отпускную и продажную стоимость продукции, также объемы производства и количество сотрудников, технические характеристики заведения, методы производства и систему контроля за ними, «возникновение техников и мастеров». Особо оговаривался вклад компаний в общественную сферу в виде «попечений, принимаемых к улучшению высоконравственного и материального обихода трудящихся», и пользы, приносимой заведением территории, где оно размещено.

Использование данных критериев прослеживается в решениях экспертных комиссий. К примеру, Нижне-Тагильские фабрики П.П. Демидова были награждены «за превосходного свойства железо и медь, при очень широком производстве, за совершенствования по всем отраслям металлургического и горного производства, в отличительные черты по внедрению котельного железа из целостных криц, закалке стальных рельсов и нагретого дутья при медной плавке; за наибольше доставленное в сие время число рельсов из местных материалов и за неизменные попечения об образовании трудящихся, об улучшении и обеспечении их обихода»; Алапаевские фабрики наследников С.Яковлева - «за существенное производство достойного уровня сортового и в особенности кровельного глянцевого железа, за стремление к улучшению технической доли производства внедрением печей Сименса и прокатных валов с закаленной поверхностью, и за попечение трудящихся» и др.

Конечное решение о заслугах по всем разделам выставки брали на себя чиновники Министерства финансов, что давало им возможность протежировать большим предпринимателям. Возмущение множества экспонентов выражалось в общественном отказе от наград, вывешивании на витринах письменных заявлений о пристрастной экспертизе. Это все подрывало доверие к главным целям публичных выставок и приводило к решению о необходимости организовывать выставки «абсолютно иным порядком», при котором истинными хозяевами выставки могли быть сами экспоненты.

Параллельно с выставкой действовал 1-ый торгово-промышленный съезд, что частично явилось следствием восприятия российским выставочным делом опыта всемирных выставок (так, в период Всемирной выставки 1867 г. в Париже проходил Международный медицинский конгресс). Главной задачей организации торгово-промышленного съезда 1870 г. было рассмотрение вопросов, связанных с последующим развитием промышленности и торговли. Представитель московского купечества П. А. Бурышкин писал позже про это: «Было много велеречивых выступлений и оживленных пререканий, одно лишь не получилось: представителей промышленности практически не было, отечественное купечество проявило к данному казенному начинанию абсолютное равнодушие, что с горечью и было замечено одним из самых видных ораторов на съезде - Полетикой». В общем выставка 1870 г., подводившая результат первому пореформенному десятилетию в жизни державы, стала веским событием экономической и культурной жизни России. По её результатам весной 1872 г. в Петербурге был открыт Общий музей прикладных знаний, просуществовавший до Октябрьской революции.

Выставкой 1870 г. кончался период систематического устройства государственными органами промышленных выставок, но данное не свидетельствовало о прерывании выставочного процесса, который бурно развивался в новейших формах, на новейших землях, с новыми инициаторами и участниками.

Появление государственной системы выставочной деятельности в России восходит к первой четверти XIX века. Ядро системы отечественных выставок составляли всероссийские промышленные (изначально называвшиеся мануфактурными) выставки, потому главной упор в настоящем исследовании сделан на исследовании истории и проблематики промышленных выставок как составляющей социально-экономической истории державы, а также истории ее науки и культуры.

Изначально организацией проведения всероссийских промышленных выставок занимались как правило Мануфактурный совет при Департаменте мануфактур и внутренней торговли МФ и его Московское отделение.

Вместе с разработкой нормативных документов всероссийских промышленных выставок, в 1830-х годах государство выступило организатором проведения целой серии губернских выставок

В промышленных экспозициях 1882 г. отыскали отражение такие новейшие явления, как рост добычи каменного угля и рост металлургического производства на Юге России, переход на замену сталью чугуна и железа, ощутимый прогресс в сфере рельсового производства

К середине XIX века культурная среда российских городов, в том числе столичных, определялась состоянием образовательных и культурно-просветительных учреждений, функционированием школ, библиотек, театров, музеев и картинных галерей, развитием печати, сети книжной торговли. Во 2-ой половине XIX в., после проигрыша в Крымской войне, наглядно выявившего отставание России от современных держав, правительство вынуждено было вступить на путь модернизационных преображений.

Начиная с 1860-х годов, акценты в организации выставочного дела больше смещаются в сторону научных сообществ, органов местного самоуправления, любительских объединений. Вместе с промышленными выставками и проводившимися с 1840-х годов сельскохозяйственными выставками (по линии МГИ) в практику все шире входят научные, научно-промышленные, ремесленные, кустарные и прочие выставки.


2. ВСЕРОССИЙСКИЕ ПРОМЫШЛЕННЫЕ И ХУДОЖЕСТВЕННО-ПРОМЫШЛЕННЫЕ ВЫСТАВКИ КАК СИМВОЛ ПОДЪЕМА РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ 80-Х ГОДОВ XIX - НАЧАЛА XX ВЕКА


.1 Художественно-промышленные выставки 1880 - 1900-х гг. как отражение культурных интересов русского общества


В задачи выставок входило не только наглядное ознакомление правительственных чиновников с состоянием разных отраслей, образцами продукции российских компаний, но и предоставление лично предпринимателям возможности общаться, сопоставлять собственные изделия с подобными, представлять технические новинки и знакомиться с ними в витринах иных экспонентов.

Несмотря на то, что выставочные площадки, особо во 2-ой половине XIX в., энергично применялись для распространения научно- технической информации, при подготовке выставки 1882 г. отмечалось, что в массе народонаселения державы «очень мало распространены сведения о России, в особенности наша публика страдает дефектом технических сведений». На уничтожение информационных пробелов были ориентированы как подготовка бессчетных изданий и справочников инициаторами и экспонентами, так и организация особых лекций, бесед, расширение аудитории методом предоставления разным категориям народонаселения права безвозмездного посещения выставки. Из 1 077 200 гостей Московской выставки 1882 г. безвозмездно побывали на ней 107 198 чел. ( (9,5%), в том числе - студенты, заводские рабочие, нижние воинские чины. Благодаря включению в состав выставки художественного отдела, она содействовала не только техническому просвещению, но и эстетическому воспитанию публики. Превалировавшая промышленная компонента всероссийских выставок не исключала довольно широких взоров на их научно- просветительный нюанс. Увы, не многие экспоненты уловили данную сущность и необыкновенность выставок - информируя, просвещая, гораздо лучше рекламировать собственный продукт. Обозреватели замечали: «Большая часть экспонентов лишь выставили предметы... в то же время истинная выставка, как промышленная, обязана служить нашим фабрикантам, заводчикам и прочим представителям индустрии как средство популяризировать собственную деятельность... Лишь немногие из них знают значение выставки, и эти экспоненты на самом деле принесут выгоду себе и прочим, потому что здесь же на выставке предоставляют публике нужные объяснения, получают заявки и работают живыми источниками сведений о состоянии и направлениях нашей индустрии».

Большую роль играло на выставке живое общение, организация пояснительных разговоров, потому что иначе публика оставалась безучастна ко многим вещам, заслуживавшим внимания. Нарочно организованные лекции до сих пор в большей степени были рассчитаны на профессионалов, хотя присутствовать имели возможность все желающие. В отделе шелководства, где были подобраны коллекции шелков и коконов из основных российских центров данной отрасли, обоснования давали члены Комитета шелководства; совещание с привлечением зарубежных экспертов о путях становления тонкорунного овцеводства произошло 30 мая 1882 г. в подходящей группе выставки; в разделе пчеловодства каждый день проходили общественные лекции академика A.M. Бутлерова. Бессчетные общественные объединения, учреждения просветительной направленности не так энергично, но также осваивали выставочные площадки. К примеру, Комиссия по устройству народных чтений организовала на выставке образцовую читальню с презентацией теневых картин и применяемых для этого агрегатов. Опубликованное Комитетом руководство по использованию «волшебного фонаря» продавалось на выставке.

В виде факторов, снижавших просветительный результат экспозиций, выступали неполнота указателей, рассредоточенность однородных предметов по различным зданиям, сложность в ориентировании на выставочной местности вследствие неимения надписей с наименованиями отделов, стрелок-указателей и др. Слишком много гостей помимо прочего вредило настоящему восприятию выставки, снижало ее познавательную ценность.

Состоявшиеся в 1887 г. в Екатеринбурге и в 1890 г. в Казани научно-промышленные выставки энергично усваивали и приняли на вооружение опыт собственных предшественников. Организация не чисто научной, а научно-промышленной экспозиции выделяла как больший прилив средств, так и наибольшее число гостей, что первыми применяли устроители Сибирско-Уральской выставки 1887 г. в Екатеринбурге.

В познавательном плане данное содействовало знакомству публики не столько с естественно-научными коллекциями и экспонатами, но и с «произведениями края и его этнографией,... со способами потребления и обработки его товаров, с развитием в крае индустрии и производительности вообще, в том числе и - до известной степени - с финансовым положением и с состоянием культуры».

Организаторы Сибирско-Уральской выставки различными методами пробовали расширить круг вероятных гостей, сделать в ряде всевозможных случаев данное посещение не только познавательным, но и фактически полезным. В «Правилах о входе на выставку», одобренных 21 мая 1887 г., учитывались безвозмездные билеты для таких категорий гостей, как участники от волостей, направленные земскими органами, делегаты ученых сообществ, представители прессы. Безвозмездно могли посещать отделы выставки и категории учеников в сопровождении учителя. Половинная оплата за билет устанавливалась для детей до 10 лет, воспитанников учебных заведений, и солдат; для крестьян вводились льготные билеты.

Существенная работа была развернута земствами Пермской губернии для увеличения аналитического и обучающего результата Сибирско-Уральской выставки, и особо - кустарного отдела. Целью его организации было «привлечение... насколько возможно всех видов продуктов кустарей и ремесленников, для ознакомления с ними покупателей и приведения в известность передового состояния данных промыслов». Техническую сторону промыслов показывали коллекции сырья, полуфабрикатов, используемых орудий.

Во время подготовки выставки, Ирбитской уездной земской управой был поставлен вопрос о предоставлении льгот участникам от сельских сообществ для ознакомления с экспозицией. Сама инициатива направлять их на выставку принадлежала пермскому губернатору В.В. Лукошкову и была поддержана земскими органами. Выставочный комитет 2 мая 1887 г. принял решение, что «участники от сельских сообществ станут допускаться на выставку безвозмездно на протяжении нескольких дней совместно с руководителем, коему земская управа поручит близкое наблюдение за тем, дабы посещение ими выставки принесло прогнозируемую выгоду». Уездные земские управы заранее уведомляли Комитет о числе направленных для ознакомления с выставкой участников и о длительности их присутствия в Екатеринбурге. По достоверным сведениям Выставочного комитета, из совокупного количества безвозмездных входных билетов (5410) 344 было выдано участникам от волостей.

Кроме участников от земств на выставке побывали с ознакомительными целями уполномоченные большинства железных дорог державы - возможных клиентов продукции уральских заводов. Некоторые из них сообщали о том, что заключению торговых сделок помешала как высокая стоимость сплава, так и неимение итогов технических тестирований продукции, данных о стоимости продуктов, маршрутах транспортировки.

Большое внимание организаторы выставки обратили на посещение ее группами учеников и учителями. Предоставив, например, всем учителям начальных школ Пермской губернии право на льготный проезд до Екатеринбурга и обратно по железным дорогам, также право на безвозмездный вход на выставку на протяжении 7 дней. Организаторы СУНПВ сначала намечали проведение в период выставки научного съезда для подведения результатов изученности природных ресурсов края, анализа возможностей становления его промышленности. Данное «явилось бы толчком для последующего исследования таковых полных интересов для натуралиста стран, как Сибирь и Урал». Широкой научной программы в период работы выставки воплотить не получилось, впрочем был санкционирован ряд бесед и технических презентаций. В июле-августе 1887 г. на выставке произошли лекции профессора Ярославского юридического лицея И.Т. Тарасова «О различиях меж кустарной и заводской видами промышленности», горного инженера М.Е. Китаева «О смолокуренных артелях», главного механика Уральских горных заводов П.К. Штейнфельда по доктрине золотопромывальных машин и прочие. В августе 1887 г. в Екатеринбурге состоялся IV съезд медицинских работников Пермской губернии, давший участникам возможность безвозмездного знакомства с экспозициями СУНПВ.

Одной из отличительных черт русских выставок 2 половины XIX века была их просветительная направленность. Обширно практиковалась и презентация всевозможных технических новшеств. Задача устраиваемых на публике экспериментов содержалась «в указании публике на нужные приложения естествознания в жизни человека, как в научном, так и в фактическом отношении». Не остались в стороне от данного и экспоненты Сибирско-Уральской выставки, ряд представленных на ней изобретений гости имели возможность видеть в действии. Так, 16 июня произошла презентация опыта сжигания соломенно-ковровых несгораемых крыш (открытие Н.А.Соковнина, директора Красноуфимского реального училища). Е.М. Симанов из Кочкара Оренбургской губернии предположил модель нескольких пар бегунов с вашгертом. Каждый день на выставке действовала паровая машина завода Ф. Е. Ятеса, приводившая бегуны в движение. Раз в неделю публика имела возможность видеть, как с вашгертов собирается золото, оседавшее за семь дней. По завершении выставки модель бегунов была пожертвована музею УОЛЕ.

Преподаватель Н.С. Арнольдов предположил на выставке модель изобретенного им парового таранного водоподъемника. Обозреватель фиксировал: «С технологической стороны данное открытие, несомненно, заслуживает серьезного внимания, хотя про практическое его значение заявлять что-нибудь бы было преждевременно, поскольку испытываемый экземпляр водоподъемника представляет собой только наскоро произведенную модель, нужную в подтверждение правильности теоретических суждений». Уральским сообществом приверженцев естествознания Н.С.Арнольдову было выделено денежное пособие для окончания дел и присуждена золотая медаль УОЛЕ. Также, в период работы выставки Ф.И.Бердников из Кушвы показывал модель паровой машины с усовершенствованным им парораспределением; Г. Г. Казанцев - модель золотопромывальной машины, в какой им были созданы некие совершенствования; Н.М.Чертенков из Екатеринбурга предположил собственный вариант «perpetuum mobile», В.И. Молодцов - контрольный агрегат для паровых котлов.

За 3 месяца работы Сибирско-Уральскую выставку посетило более 80 тысяч человек, потому можно резюмировать, что труды устроителей по приданию выставке наибольшего просветительного результата обеспечили собственные итоги. Впрочем, как фиксировал в заключительной речи губернатор В.В. Лукошков, «хоть и были лекции на выставке, но их было чрезвычайно мало, хотя выставку посетили многие участники от крестьянских сообществ, но были еще далеко не все».

На Казанской научно-промышленной выставке 1890 г. побывало 125 001 платный гость. Бесплатное посещение экспозиций было учтено, помимо экспонентов и специалистов, для последующих категорий: учеников начальных и средних учебных заведений, сельских учителей, военных. По достоверным сведениям Выставочного Комитета из числа сельских преподавателей, побывавших на выставке, были обитатели не только приволжских и прикамских губерний, но и иных земель, в том числе - Сибири. Уездные земства Казанской губернии по очереди привозили на выставку учеников сельских школ.

Самое большое число лекций и фактических занятий было скооперировано по сельскохозяйственной теме с привлечением профессионалов Министерства госимуществ. По инициативе Комитета выставки 1890 г. в Казань были приглашены эксперты данного министерства для чтения лекций и проведения фактических занятий по овощеводству, птицеводству, молочному животноводству.

Популяризация научных познаний по иным отраслям (здравоохранению, геологии и минералогии, этнографии, истории, издательскому делу и др.) была организована при помощи множественных коллекций Казанского института, научных сообществ и любительских объединений. Разговаривая о значении выставки, доктор Казанского института, историк и этнограф И.Н. Смирнов замечал: «В истории этнографического исследования нашего края и восточной России данная выставка не пройдет бесследно. Масса гостей может ознакомиться с обиходом инородцев, дать понять себе, что в данном быту и с какой стороны интересует этнографов». После закрытия выставки многие ее экспонаты поступили в Казанский городской музей, где широко применялись для научно-просветительных целей.

Всероссийская промышленная выставка 1896 г. в Нижнем Новгороде кроме того обеспечила множественные примеры научно-просветительной работы с различными категориями гостей. Задолго до официального открытия выставки к инициаторам поступали запросы от преподавателей, кустарей, земств с просьбами о выдаче безвозмездных билетов на посещение выставки. В апреле 1896 г. при Обществе взаимного вспомоществования учителям Нижегородской губернии была создана специальная Комиссия, в задачи коей входило обеспечение прибывающих в город преподавателей квартирами и безвозмездными билетами на выставку. Подготовительные заказы поступили от 6000 преподавателей, более 600 из них приехали в выставку в две первые декады работы. С 15 июня 1896 г. в Нижнем Новгороде действовали курсы для преподавателей церковно-приходских школ, на которые приехали более 200 человек из 52 губерний. В программу курсов входило посещение выставки, особо, Учебного отдела, где демонстрировался обширный материал по истории и прогрессивному состоянию церковно-приходских школ.

На выставке был организован безвозмездный прием учеников гимназий из различных населенных пунктов, первыми побывали ученики московских, киевских и казанских гимназий. Для размещения были задействованы помещения учебных заведений и Братства Святых Кирилла и Мефодия в Нижнем Новгороде. На железных дорогах учащимся предоставлялось право дарового проезда на выставку.

В кустарном отделе было организовано посещение экспозиций группами кустарей под управлением членов правлений кустарных артелей либо земских управ. На выставку даром допускались помимо прочего рабочие промышленных компаний. К примеру, в августе 1896 г. выставку безвозмездно исследовали 50 мастеровых и трудящихся Адмиралтейских Ижорских заводов, заводские рабочие из Лодзи и иные.

В плане технического просвещения на Нижегородской выставке многие в первый раз увидели электрическую железную дорогу (трамвай), пуск воздушного шара, первый отечественный автомобиль, снова сконструированные инженером В.Г. Шуховым сетчатые перекрытия, принятые на вооружение при постройке выставочных павильонов. Здесь же A.C. Поповым в первый раз был продемонстрирован придуманный им грозоотметчик - первый во всем мире радиоприемник, представлявший наибольшее завоевание в истории материальной культуры.

Помимо россиян, на выставке побывало существенное число жителей других стран. Более 600 туристов из Великобритании и Америки купили туры в Нижний Новгород; организацией выставочного туризма занималась помимо прочего контора Стангенса в Берлине. В начале августа 1896 г. выставку исследовали японские корреспонденты. Особое внимание японцев привлекли демонстрировавшиеся в залах богатства Сибири, изделия горнозаводского производства, машиностроения, хлопчатобумажной отрасли, впрочем, гости столкнулись и с единой бедой отечественных выставок - неимением информации о ценах, размерах производства и т.п.

Научно-просветительный аспект выставок в широком смысле (с подключением технологического) был особо отличителен для выставок 2-ой половины XIX в. Он в равной степени активно задействовался инициаторами промышленных и научно-промышленных выставок. Формы и способы увеличения научно-просветительной сочиняющей выставок были общими: организация безвозмездного посещения определенными категориями народонаселения, проведение лекций и бесед, наглядных презентаций технических и прочих новинок, представление подробных коллекций методичного изготовления продукции, показ в экспозициях статистических материалов, диаграмм, таблиц, графиков.


2.2 Промышленные выставки и развитие культуры различных регионов России: Сибирско-Уральская научно-промышленная выставка 1887 г.; Казанская научно-промышленная выставка 1890 г


Региональной интерпретацией всероссийских промышленных выставок, в соединении с навыком выставок научных и частично - губернских конца 1830-х гг., стала Сибирско-Уральская научно-промышленная выставка 1887 г. в Екатеринбурге.

Пореформенный период ознаменовался созданием довольно широкой сети добровольных объединений, со временем наполнявших нишу между государством и сообществом, становившихся своего рода посредниками между ними. Это были сберегательные и ссудные кассы, торговые фирмы, религиозные, научные, просветительные, театральные и прочие сообщества, благотворительные организации, профессиональные соединения и прочие. Организация научных сообществ в ряде провинциальных населенных пунктов стала свежим явлением в жизни державы. В данное время образуются Рижское сообщество приверженцев естествознания, Ярославское сообщество исследователей природы, Уральское сообщество любителей естествознания (УОЛЕ).

Магистральным направлением работы УОЛЕ, созданного 29 декабря 1870 г., с первых шагов стало создание музея. Уже в 1870-е гг. начали складываться зоологическая, минералогическая, палеонтологическая, ботаническая, нумизматическая, археологическая и другие коллекции однако Обществу постоянно не хватало ни помещений, ни материальных средств для приличного воплощения собственных планов.

Коренным образом изменить обстановку была призвана мысль проведения силами УОЛЕ Сибирско-Уральской научно-промышленной выставки, высказанная членами Общества Х.Я. Талем и Д.И. Лобановым. Выступивший энергичным разработчиком концепции выставки хозяин Сосьвинского завода Х.Я. Таль уже имел навык выставочной работы: в 1870 г. он был привлечен к работе выставочной экспертной комиссии по горнозаводскому разделу.

К тому времени в русской и мировой практике уже был широкий навык проведения промышленных, научных и прочих выставок. Некоторые выставки были сопровождаемыми торгово-промышленными, научными либо другими съездами для обсуждения злободневных задач.

Предлогом для намечаемой на лето 1886 г. выставки должен был быть запуск участка железной дороги Екатеринбург - Тюмень. Энергично развивавшаяся в 1860-1880-е гг. сеть железных дорог сделала их особым фактором культуры. Соединением торгово-промышленных центров с иными населенными пунктами, столиц с окраинами железные дороги усиливали динамизм ежедневной жизни, темпы финансового и социокультурного становления, делали условия для интенсификации информационных процессов. Авторы проекта кроме того думали, что открытие участка Екатеринбург- Тюмень возможно считать «эрой первого соединения железным методом сибирских вод с европейскими, т.е. эпохой, безоговорочно имеющей историческое значение для громадного края Азиатской России».

Для экономического обеспечения выставки, названной в процессе дискуссий Сибирско-Уральской научно-промышленной, организаторы обратились за содействием к солидным сибирским коммерсантам А.М. Сибирякову, Д.Д. Демидову, А.Г. Кузнецову. Но средств не хватало, потому члены УОЛЕ приняли решение создать гарантировочный фонд для покрытия вероятных ущербов выставки, используя наличествующий в выставочной практике навык.

В начале июня 1884 грам. члены Выставочной комиссии обратились в Екатеринбургскую городскую думу с пожеланием поучаствовать в составлении гарантировочного фонда, также дать Обществу во временное использование одну из городских площадей под выставку. Дебаты в городской думе закончились решением принять участие в подписке на гарантировочный фонд, также выбрать в выставочную комиссию 5 членов, таких как городского голову И.И. Симанова, гласных Г.Г. Казанцева, А.Н. Казанцева, А.М. Симанова и К.И. Рощенского.

К октябрю 1884 г. предварительная комиссия разработала Устав (позже - Положение) грядущей выставки и выслала его на утверждение. Документ рассматривался в Министерстве народного просвещения, в ведении которого пребывало УОЛЕ; в МВД, которое выделяло разрешение на проведение массовых событий и в Министерстве финансов, которое обычно занималось устройством промышленных выставок. После ряда доработок 22 июля 1886 г. заключительным было утверждено Положение о Сибирско-Уральской научно-промышленной выставке, где определялось, что она организуется «для близкого ознакомления с итогами научных изысканий Сибири и Урала и с произведениями индустрии данных территорий, а также для устройства постоянного музея Уральского Общества Любителей Естествознания».

Еще до конечного утверждения Положения, в начале апреля 1886 г., взамен временной выставочной комиссии был избран Выставочный комитет, продолживший работу по привлечению благотворителей и экспонентов. Заказы на участие в выставке принижались по формам Всероссийской выставки 1882 г. Информационные документы рассылались потенциальным экспонентам весной-осенью 1886 г.

Положительное решение Академией художеств вопроса о работе в период Сибирско-Уральской выставки передвижной художественной экспозиции привело к созданию художественного отдела, включавшего помимо прочего работы местных мастеров.

Отличительной заботой земских органов стало устройство в масштабах выставки кустарного отдела, потому что кустарные промыслы на тот момент считались зачастую основным источником заработков сельского народонаселения, актуальны были они и в наступивший период кризиса горнозаводской индустрии.

По опыту всероссийских выставок 1870 и 1882 гг. в Чердынском уезде Пермской губернии в начале сентября 1886 г. был создан Комитет для содействия Сибирско-Уральской выставке. В его состав вошли председатель уездной земской управы Н.С. Селиванов, земский статистик Э.Э. Торгуд, мировой судья Ф.С. Цивин, инспектор народных училищ уезда П.Е. Диомидов и прочие. Члены комитета разделились на категории, каждая из которых отвечала за привлечение экспонентов и сбор экспонатов для сообразных отделов выставки. Интересной инициативой Комитета стала попытка представить на выставке кандалы боярина Михаила Никитича Романова, дяди царя Михайла Федоровича Романова, при Борисе Годунове заточенного в селе Ныроб, впрочем церковные власти негативно отозвались на данное предложение.

Сибирско-Уральская научно-промышленная выставка проходила в Екатеринбурге 14 июня-15 сентября 1887 г. Ее открытие произошло практически на 1,5 года позже запуска железнодорожного участка Екатеринбург-Тюмень. В составе выставки действовало 12 отделов: 5 промышленных, 3 научных, сельскохозяйственный, художественный, учебный, железнодорожный.

В выставке участвовали 3839 экспонентов из 32 губерний и областей Российской Империи, таких как Пермской (2778 участников), Тобольской (645), Уфимской (57), Оренбургской (53), Вятской (52), Московской (51), Санкт-Петербургской (37), Казанской (34) и прочих. Анализ территориального представительства показывает, что участники из Пермской губернии превалировали в большинстве отделов; центральный показатель представительства Пермской губернии составил 72,9%.

Экспоненты из Тобольской губернии преобладали в Сибирском отделе (49,4%), довольно полно были представлены в сельскохозяйственном (32,1%) и кустарном (27,1%) отделах.

июня 1887 г. в рамках Художественного отдела была открыта Передвижная выставка Академии художеств, состоявшая из 114 живописных полотен, 79 рисунков и небольшой коллекции статуй работы П.П. Клодта.

Сознательно новым в сравнении с всероссийскими промышленными выставками было участие жителей других стран с правом получения наград. Это были экспоненты научных отделов выставки из Великобритании (1), Германии (1), США Америки (1), Франции (1), Швеции (2). Скорее всего, образцом тут явилась Этнографическая выставка 1867 г., где для формирования славянского отдела получилось заинтересовать выдающихся иностранных этнографов К.-Я. Эрбена, Ф. Лая, М. Мояра и иных.

Гордостью устроителей выставки стали научные отделы. Они знакомили гостей с геологией, флорой, фауной края, географическими и историческими сочинениями об Урале, предметами материальной культуры местного народонаселения, археологическими и палеонтологическими находками.

В работе естественно-исторического отдела выставки (I) участвовал 101 экспонент. Большинство участников представляли Пермскую губернию (74), 9 участников - Санкт-Петербургскую, 5 участников - Оренбургскую. Экспонаты отдела разделялись на 4 категории: минералогия, геология, ботаника и зоология.

Особо много были представлены в естественно-историческом отделе минеральные богатства: УОЛЕ показывало коллекцию горных пород, камнерез А.С.Турышев - коллекцию образцов малахита, преподаватель Е.Е.Чесноков - коллекцию из 200 образцов уральских яшм. Собственные коллекции представили члены УОЛЕ Д.И.Лобанов, П.В.Калугин, H.A. Саларев и другие. Учитывая мнение посетившего выставку научного работника Д.Н.Анучина, образцом тут могла работать коллекция уральских ископаемых, присланная Санкт- Петербургским Геологическим комитетом, «в какой любой экземпляр имеет доскональную этикетку»; в иных коллекциях почти все образцы не имели определения и обозначения места их нахождения.

Из числа иных экспонатов обращало на себя внимание рельефное изображение Среднего Урала, сделанное екатеринбургским камнерезом A.B. Калугиным из уральских минералов по месту их нахождения. В виде приложения мастер представил минералогическую коллекцию (до 1000 образцов) и каталог к ней. Необыкновенный экспонат A.B. Калугина был удостоен малой серебряной медали УОЛЕ.

Помимо регулярных коллекций в данном разделе экспонировались интересные экземпляры минералов, слепки с редкостных самородков и специализированная литература.

В разделе «Геология» приняло участие 19 экспонентов. Наибольший энтузиазм вызывала витрина Геологического комитета, приготовленная при содействии его начальника, почетного члена УОЛЕ А.П. Карпинского. Тут были книги по геологии Урала, образцы окаменелостей и редких пород, встречающихся на Урале, а еще микроскопические препараты неких горных пород. За новейшую рукописную геологическую карту Урала, а еще издания и коллекции по геологии Урала, Геологический комитет был удостоен золотой медали УОЛЕ. Внимание гостей привлекали кости ископаемых животных: мамонта, шерстистого носорога, лося, мускусного быка и торфяникового оленя, выставленные тут же. Некоторые из них (голова, челюсть, бивни и зубы мамонтов) поступили позже в Музей УОЛЕ и составили базу его палеонтологической коллекции.

Всего 5 экспонентов было в разделе «Ботаника». Вне конкуренции был тут Ф.А. Телоухов, крупнейший лесничий Пермских усадеб графов Строгановых, представивший лесохозяйственный гербарий губернии, коллекцию еловых шишек, коллекцию жуков - сельскохозяйственных вредителей и принадлежности к дорожному энтомологическому ящику личной сборки.

Не очень большим по числу экспонентов был географический отдел. Тут демонстрировались сочинения по географии и статистике Урала и Сибири, а еще карты, присланные различными учреждениями и лицами. Золотая медаль Московского сообщества приверженцев естествознания стала заслуженной заслугой Академии.

Горный департамент экспонировал коллекцию геологических и геогностических карт Уральского хребта, издания по горнозаводскому делу. В отделе демонстрировались помимо прочего редкие книги и рукописи из приватных собраний: библиотека знаменитого исследователя истории края Н.К. Чупина, 154 книги из библиотеки помещиков Голубцовых, книги по истории, статистике и этнографии края из собрания П.М. Вологодского и другие. Из числа картографических материалов надлежит выделить карту Пермской губернии, приготовленную И.Я. Кривощековым и награжденную бронзовой медалью УОЛЕ. В общем экспонаты данного отдела давали не совершенно полное представление о географии края. Совокупную картину могли бы гораздо дополнить большая карта Урала, профили и разрезы горной системы, фото ландшафтов.

Заключительный научный отдел (III) представлял вещи по археологии, антропологии, этнографии. Отделом управлял врач екатеринбургский доктор H.A. Русских. Сообразно данным Комитета в отдел входило 323 экспонента, в выставочном каталоге их перечислено 398. В разделе «Антропология» черепа и скелеты казанских и пермских инородцев, башкир показывали Казанский университет и врач Д.П. Никольский из Кыштыма.

Во время подготовки выставки устроители просили присылать фото обычных представителей различных народов. Картину дополняли фото и модели домов, образцы одежды и обуви, мебели, домашних предметов и даже еды.

В результате интенсивной работы Чердынской уездной земской управы на выставку была прислана прекрасная этнографическая коллекция по коми- пермякам. Подобранные и закупленные для выставки у различных лиц костюмы пермяков и пермячек, их головные уборы и обувь, образцы домотканых холстов, караваи пермяцкого хлеба и вяленая рыба, пермяцкие творожные сыры и самодельная водка-кумышка, древесная кухонная утварь, также модели обычных коми-пермяцких средств передвижения были пожертвованы Музею УОЛЕ. За подготовку подробных материалов о обиходе коми-пермяков и статистике преступлений среди них Чердынская управа получила большую серебряную медаль УОЛЕ.

В общем III отдел был чрезвычайно пестрым по составу. Помимо уже названных вещей, гости имели возможность видеть в его витринах древние монеты и медали, образцы различного оружия, рукоделий и утвари (образцы серебряной и медной посуды, английские часы, древесный компас, ковши, замки и т.п.), образцы «игральных снарядов» причем даже образцы этнической косметики.

По различным оценкам, в работе 3 научных отделов выставки приняло участие от 476 до 507 экспонентов, возымевших по итогам экспертизы 39 золотых, 50 серебряных, 28 бронзовых медалей и 59 почетных откликов.

Наиболее представительным на выставке вышел горнозаводской отдел (IV-й), поражавший гостей «грандиозностью как витрин, так и выставленных в них изделий и вещей».

В прессе сообщалось, что всего «в составлении IV отдела участвовало около 40 заводов, в основном Уральской железной дороги и сталелитейных и практически столько же различных лиц, предоставивших машины, модели их, образцы руд, железных изделий и прочих вещей, имеющих соприкосновение с горнозаводской индустрией».

Знаменитая экспозиционная опытность основной массы участников дала почву тому, что данный промышленный отдел направлял на себя специальное внимание публики. Видное место в экспозиции отдела принадлежало металлургии, далее шли золотые прииски, каменноугольная, соляная и содовая индустрия.

По металлургическому производству в выставке приняли участие как казенные, так и частные фабрики. Витрина казенных Гороблагодатских заводов была исполнена в виде садовой беседки из производимых на предприятиях данного округа образчиков железа. Дополняла картину рельефная модель горки Благодать и коллекция образцов артиллерийских снарядов.

В витрине казенного Боткинского завода, изготовившего в 1886 г. 253,0 тысяч пуд. железа и 74,0 тысячи пуд. стали, помещались корабельное и котельное железо, земледельческие орудия, морские цепи и т.п. Витрину украшали очень большие морские якоря. Образцы профилей проката составляли на отдельном щите название выставки и изображение двуглавого российского орла. С 1840-х годов завод был именит судостроительным производством, с 1868 г. приступил к производству паровозов, с 1885 г. начал создание железнодорожных скреплений.

Значительный энтузиазм представляла витрина очередного казенного предприятия - Пермских пушечных заводов. Тут были 6-дюймовый снаряд, трижды пробивший 8-дюймовую железную броню, образцы котельного железа (кусочек этого железа толщиною в 1 дюйм, согнутый в холодном состоянии, не имел трещин); эталоны хромистой стали, по качеству и стоимости, не уступающие британской, также огнеупорные кирпичи, тигли, феррохром. Для Военного и Морского министерств, также по заявкам приватных лиц в заводских условиях выпускали стальные пушки, мортиры, лафеты, железную и чугунную шрапнель. На екатеринбургской выставке заводу присудили золотую медаль УОЛЕ за прекрасное качество стальных артиллерийских снарядов и бронзовую медаль ИРТО за изготовление стальных 6-дюймовых снарядов из хромистой стали.

На Сибирско-Уральской выставке не был сформирован самостоятельный отдел машиностроения, экспонаты которого устроители включили в горнозаводской отдел. Это потому, что производственный профиль обрабатывающей индустрии нередко был подчинен делам горных заводов и транспорта.

Одной из своевременных задач горнозаводского отдела выставки был поиск деловых партнеров для предприятий уральской индустрии. Много металлов требовалось для последующего становления железнодорожного возведения, потому на выставку в Екатеринбург был санкционирован приезд участников от множества русских железных дорог. Неимение письменных и устных объяснений у основной массы витрин снижало как маркетинговый, так и просветительный потенциал экспозиции данного отдела.

Фабрично-заводскую индустрию региона представляли в V-м отделе выставки 219 участников, в том числе 170 - из Пермской губернии (77,6%). Выделялись категории текстильных производств, писчебумажное, мукомольное, кожевенное, мебельное и прочие производства.

Железнодорожная сеть, связавшая Волжско-Камский и Обь-Иртышский речные бассейны, содействовала активному развитию мукомольной индустрии. По этому разделу в выставке приняло участие, по крайней мере, 9 предприятий. Оборудованная передовой техникой паровая вальцовая мельница И.И. Симанова обрабатывала в год до 480 тыс. пудов пшеницы, закупаемой в Шадринском, Катайском, Челябинском округах и в Сибири. Для сбыта в Екатеринбурге и близких к нему заводах вырабатывалась мука- крупчатка 5 видов, мякоть и отруби."

из 6 экспонентов по разделу керамических производств производили домашнюю фаянсовую, полуфаянсовую и глиняную посуду. В разделе химических производств была представлена стеариновая, химическая, спичечная и аптечная продукция.

экспонентов, из числа которых выделялся крупный изготовитель А.Ф. Поклевский-Козелл, показывали винную и пивную продукцию.

Анализ тематических групп фабрично-заводского отдела демонстрирует, что его структура во многом повторяла классификацию всероссийской выставки 1882 г. в Москве, участниками коей были многие жители Пермской губернии. Четкости границ в распределении экспонентов между фабрично-заводским и кустарным отделами не было. В пестром по составу V отделе выставки 1887 г. демонстрировались, помимо названных, пищевое, канатное, мебельное, иконостасное производства, производство изделий из уральских цветных камней.

Проявлением новейших выставочных веяний было включение категории «Приложения электричества к промышленности», апробированное на всероссийской выставке 1882 г. 3 экспонента представили микротелефонные приборы, гальванопластические изделия, станки и приборы для физико- оптических и часовых мастерских.

Для множества коммерсантов Урала участие в работе фабрично- заводского отдела стало весомой вехой в признании достоинств выполняемой ими продукции.й отдел выставки знакомил гостей с творениями кустарной промышленности. По официальным данным в нем приняло участие 1675 экспонентов, в том числе 1196 - из Пермской губернии, в каталог внесено в два раза меньше.

В пореформенный период на Урале энергично росли небольшие промыслы, хотя их в значительной степени стеснял закон 1806 г. по охране монопольных прав горнозаводской индустрии. В случае если научные отделы выставки были достойной гордостью УОЛЕ, то кустарный отдел был организован практически полностью благодаря усилиям земских органов. В группе Екатеринбургского уезда из 7 подгрупп (металлические изделия, изделия из дерева, волокнистых препаратов, кожевенные изделия и т.п.) отличались изделия камнерезного промысла. Собственную продукцию показывали более 50 участников, в их числе не только отдельные кустари, но и целые артели (к примеру, Мраморская артель, насчитывавшая 20 кустарей). Перечень изделий был довольно многообразен: печати, чернильницы, шкатулки из горного хрусталя, броши, брелоки, вставки в серьги, запонки; яшмовые шкатулки, малахитовые изделия, граненые и неграненые камни, рельефные каменные горки. Камнерез и живописец А.К. Денисов- Уральский выставил, помимо горок, насыпные картины и иконы, удостоенные большой серебряной медали Министерства финансов. Невзирая на данную и прочие заслуги, вердикт обозревателей выставки по группе камнерезных продуктов был жесток: «В большинстве красочные каменные изделия лишены уникальности, а часто и самого простого вкуса». Довольно резкую оценку экспонатам Кустарного отдела обеспечил и доктор из Ярославля И.Т. Тарасов. В собственной лекции «Соотношении между кустарной и фабричной промышленностью», прочитанной на выставке 4 июля 1887 г., Тарасов показал, например, что «качество изделий довольно дурно, за редким исключением; расценки на изделия чрезвычайно высоки». Для совершенствования качества изделий И.Т. Тарасов предлагал Екатеринбургской гранильной фабрике дать кустарям «вероятность иметь лучшие образцы, приобретать сырье по более доступным ценам и продавать изделия в отсутствии посредства скупщиков».

В подгруппе металлических изделий Екатеринбургского уезда выставили собственную продукцию 132 экспонента. Тут экспонировались гвозди, подковы, спичечницы, таганы, топоры, рудничный и приисковый инструмент.

В подгруппе «Изделия из дерева и древесной коры» приняло участие более 100 экспонентов. Образцы мебельно-столярного производства соседствовали с деревянными шкатулками и курительными трубками, кадками и ушатами. Тут показывали свое умение мастера-экипажники, производители сельскохозяйственных орудий и музыкальных инструментов. Среди изделий из дерева нужно отметить производившиеся в Невьянском заводе сундуки, которые представили как отдельные кустари, так и не очень большие мастерские.

Становление кустарных промыслов во время кризиса горнозаводской индустрии было особо актуально. В кустарном отделе Сибирско-Уральской выставки промыслы региона в первый раз были представлены довольно полно, что разрешило изучить их состояние и возможности становления. Из числа мер для последующего становления кустарной индустрии назывались: организация кредита, образование артелей или же кооперативных товариществ и даже учреждение школы рисования с прикладным музеем для увеличения художественного уровня изделий. Очередным актуальным результатом работы отдела на выставке стало сближение кустарей с покупателями.

Отдел сельского хозяйства (VII) вышел не очень большим. По достоверным сведениям Комитета в отделе было 364 участника, в том числе 217 - из Пермской и 117 - из Тобольской губерний. Экспоненты представляли собственные коллекции в 8 сегментах (почвоведение, полеводство, скотоводство, пчеловодство, лесоводство, охота и рыболовство, садоводство и огородничество).

Увы, экспонаты были размещены в отсутствии системы, неудачно расположены (так, категория полеводства была разорвана: образцы хлебов экспонировались в одном месте, а орудия и машины - в ином). Подобранная по инициативе комиссии отдела коллекция образцов почв представляла лишь немногие уезды Пермской губернии. Не получилось помимо прочего не допустить дублирования с иными отделами выставки: аналоги представленных сох, плугов и т.д. экспонировались в кустарном отделе. Отдел Ввозных товаров (VIII) представлял изделия из губерний Европейской России, привозимые на Урал и в Сибирь. По составу экспонатов он был сравним с фабрично-заводским отделом. Во главе Ввозного отдела стоял управляющий химическим заводом братьев Ошурковых и К° Р.И. Эрдман. По достоверным сведениям Выставочного комитета в отделе было 109 участников, большая часть из которых представляли Московскую губернию. Солидным было количество экспонентов от Казанской и Нижегородской губерний. Из числа участников отдела - экспоненты всероссийских промышленных выставок Д.Г. Бурылин (текстильное производство), Л.C. Голицын, H.A. Шустов, H.A. Смирнов (виноводочное производство), Алафузовы (кожевенное производство) и др. Главной целью участия экспонентов в данном отделе была вспомогательная реклама собственных продуктов, продвижение их на рынке Урала и Сибири.

Сибирский отдел (X) выставки начал устраиваться достаточно поздно, потому представительство сибиряков было сравнительно не очень большим. Сформированный по территориальному принципу отдел представлял на суд гостей самые различные экспонаты. Так, П.П. Ширков из Тобольска показывал изображение монумента Ермаку из мамонтовой кости и этнографическую группу - мужской и дамский манекены хантов в классической одежде вблизи с упряжкой оленей.

Пресса писала: «2 отдела «Сибирский» и «Ввозной», отличные блеском собственных экспонатов и месторасположением их, ... невольно приковывают к себе внимание любого, отчего в них постоянно можно встретить массу публики, вместе с тем в сельскохозяйственный отдел не часто кто заглянет». Промышленная продукция и немногочисленные научные экспонаты Ввозного и Сибирского отделов награждались по надлежащим разделам выставки.

Появившаяся в 1882 г. практика включения в русские промышленные выставки художественных отделов в 1887 г. была удачно претворена на Сибирско-Уральской выставке. В художественном отделе (IX) демонстрировались масляная живопись, акварели, рисунки тушью, образцы художественной вышивки. Сложно переоценить значимость данной культурной акции для обитателей Екатеринбурга и прочих населенных мест региона, приезжавших на выставку. Местная пресса писала: «Если бы не Сибирско-Уральская научно-промышленная выставка, то никогда мы, неизменные обитатели Екатеринбурга, не имели бы возможности ознакомиться с кистью Семирадского, Перова, Айвазовского, Шишкина, Кившенко, Корзухина, Лагорио, Мещерского и других корифеев российской живописи. Уже одно это событие обязывает нас быть признательными организаторам нашей выставки».

Новейшие тенденции в выставочном деле отображали и включение в состав Сибирско-Уральской выставки Учебного отдела (XI). Экспонентами выступили почти что все средние, технические и ремесленные заведения Пермской губернии, а также основная масса народных школ.

Учебники и учебные пособия, классная мебель, ученические принадлежности, проекты и фасады школ, образцы ученических дел по разным предметам, включая ремесла и рукоделия, - это все было на стендах учебного отдела.

Самостоятельный железнодорожный отдел на правах хозяев выставочной местности подготовили Управления Екатеринбургско-Тюменской и Уральской горнозаводской железных дорог. Не очень большой по размерам отдел был «превосходно составлен» и показывал «некие небезынтересные новейшие устройства и совершенствования по железнодорожному делу».

Сибирско-Уральская научно-промышленная выставка закончила работу 15 сентября 1887 г. Ее благотворное воздействие на становление индустрии и торговли края, активизацию научных изысканий, совершенствование постановки учебного дела отмечались современниками многократно. За 3 месяца работы выставки ее посетило более 80 тыс. человек, при этом народонаселение Екатеринбурга составляло в тот период 37 309 человек.

Первым заметил концептуальную свежесть Сибирско-Уральской выставки, ее принципиальное различие от предыдущих «парадов промышленности, председатель Комитета экспертов П.И. Глуховский, сказав, что УОЛЕ «первое в России дало промышленной выставке научный нрав и этим воочию поставило науку и в области торгово-промышленной на подходящее ей место». Данное, учитывая мнение крупнейшего эксперта выставки, «не только не повредило делу, но в том числе и дало ей особенный интерес и в основной мере помогало спонтанному для всех триумфу выставки. Официально удостоверенному Августейшим ее Президентом и признанному общественным сознанием».

Высшую оценку выставке обеспечил писатель Д.Н. Мамин-Сибиряк, бывший ее неизменным обозревателем и специалистом по нескольким отделам. Выставка стала для пореформенного Урала, учитывая мнение писателя, «юбилеем первой четверти свободного века, а для Екатеринбурга, в частности, работала великолепным доказательством его центрального положения и открыла в дальнейшем широкую перспективу».

Разнообразными были итоги выставки: около 4000 экспонентов выставки получили в первый раз либо усовершенствовали собственный экспозиционный навык; более 80 тыс. гостей удостоверились в разнообразии естественных ресурсов края, сумели довольно полно представить себе состояние становления его ключевых отраслей, образования, науки, познакомиться с работами основных русских живописцев на Передвижной выставке Академии художеств, приобщиться к вершинам мировой оперной классики либо услышать занимательных исполнителей народной музыки.

Казанская выставка 1890 г. стала 2-ой в дореволюционной отечественной практике научно-промышленной выставкой. Предпосылки данного скрываются в том участии, которое обрели казанские научные работники и прочие экспоненты в Сибирско-Уральской научно-промышленной выставке. Всего на выставке 1887 г. в Екатеринбурге было 34 участника из Казанской губернии.

В сентябре 1887 г. закончила собственную работу выставка в Екатеринбурге, а 12 декабря 1887 г. начальнику Казанской губернии Н.Е. Андреевскому был направлен инициативный документ Общества естествоиспытателей за подписью A.A. Штукенберга о проведении в 1890 г. в Казани научно- промышленной выставки Волжско-Камского края «для ознакомления с естественными богатствами и производительностью». В составе выставки предполагалось сделать 5 научных отделов, 3 промышленных, школьный, сельскохозяйственный. Свежим, в сравнении с программой Сибирско-Уральской выставки, было выделение медико-санитарного отдела, также выделение в самостоятельные неких научных подотделов (геологического, ботанического, зоологического) и включенного в 1887 г. в состав сельскохозяйственного отдела - почвенного. Казанский губернатор отнесся к мысли благожелательно, обратившись за разрешением об открытии выставки в Министерство внутренних дел. Положительный ответ МВД, полученный в начале мая 1888 г., сопровождался указанием, дабы «воплощение данной выставки обошлось в отсутствии любого правительственного пособия».

Пытаясь направить выставочную активность возможных экспонентов, члены Комитета выставки объясняли ее выгоду. Торгово-промышленному классу выставка давала вероятность ознакомления с техническими новинками, многообещающими изделиями, многообразием естественных богатств земель, рекламирования продукции. Рекламный потенциал выставок был как конкретным (в процессе знакомства с экспозицией), так и воплощенный в общественном признании заслуг изготовителей по итогам выставочной экспертизы. Реклама была полезна не только изготовителям, но и гостям выставок, получающим свежую или же вспомогательную информацию о товарах, предложениях и их качестве. Людям науки, публичным функционерам выставка содействовала в популяризации научных данных, итогов изысканий. Увеличению статуса российских выставок содействовало заступничество членов Дома Романовых. Екатеринбургская выставка прошла под патронатом великого князя Михаила Николаевича, выставка в Казани 30 июля 1889 г. была принята под заступничество Наследника-Цесаревича.

Данный эпизод стал характеризующим в судьбе выставки, он обеспечил толчок притоку экспонентов не только восточных ареалов державы, но помимо прочего столиц, центральных и западных губерний: число заявлений участников резко выросло со 100 до 1000, выручка за места на выставке - с 6 до 34 тысяч рублей

Выставка действовала с 15 мая по 15 сентября 1890 г. и стала большим событием публичной жизни не только Казани, но и Поволжья. Количество экспонентов составило более 2,5 тыс., что было меньше аналогичного показателя 1887 г. в Екатеринбурге (3839).

Сравнительный анализ состава отделов выставок демонстрирует, что обе они, на самом деле, были универсальными.

Благодаря выставке был сформулирован ряд вопросов, требующих серьезного научного исследования, к примеру, - вопросы о взаимных культурных взаимосвязях финнов и тюрков Поволжья и типичных отличительных чертах их узоров. Выставка, где было представлено несколько музеев восточных районов державы, в том числе - Музей УОЛЕ, научные музеи Казани, Уфимский губернский музей, посодействовала установлению и укреплению научных взаимосвязей, координации собирательской работы.

Многогранную деятельность по исследованию края в отделе показывали помимо прочего статистические учреждения и земские органы.

Занимательным в составе выставки был Детский отдел (IV), в формировании которого поучаствовали 4 организации и 23 частных лица. Основной задачей отдела было экспонирование вещей дошкольного воспитания детей. В первый раз раздел по начальному воспитанию у различных народов России был представлен знаменитым московским врачом-педиатром и учителем Е.А. Покровским на Антропологической выставке 1879 года. В Детском отделе выставки 1890 г. были сосредоточены образцы детской одежды, мебели, игрушек, книжки для чтения, педагогические и детские журналы. Так, в экспозиции возможно было увидеть люльки, колыбели и детские кровати калмыков, хантов, манси, армян, караимов и прочих народов. В большинстве из них помещались манекены, имитирующие одетых и спеленатых детей.

Устройством Детского отдела устроители пытались дать свежий импульс исследованию трудности дошкольного воспитания, скрытого от социального контроля и окружённого «густым туманом этнического невежества».

В первый раз в виде самостоятельного был выделен Медико-Санитарный отдел (II). Большие группы экспонатов касались как научного исследования медицинских вопросов, так и становления фактической земской медицины. В научном подотделе присутствовали научные и педагогические коллекции Медицинского факультета Казанского университета, местного отделения Общества Красного Креста, Казанского Ветеринарного института и нескольких приватных лиц.

Популяризации врачебных познаний содействовало экспонирование

Экспонаты художественного отдела выставки были немногочисленны. Экспозиция отдела смотрелась бедной, впрочем, и в данном организаторы заметили его поучительную сторону. К моменту работы выставки в большом региональном центре - Казани - не было ни одной серьезной рисовальной школы, ни одного классного художника Академии в виде учителя. При интенсивности и даже перенасыщенности художественной жизни столиц, устроители выставки поднимали проблему неимения профессиональных художественных кадров в третьей части России.

Основным средством последующего становления индустрии Востока России становилось слияние региона с Центральной Россией методом возведения железных дорог. Помимо соревновательного компонента, на выставках постоянно существовали способности сближения изготовителей и покупателей, поиска деловых партнеров. На выставке 1890 г. данному содействовало, помимо прочего, устройство Ввозного и Астраханского отделов.

Экспозицию Ввозного отдела устроители оценивали как образцовую, так как там была представлена, как правило, продукция наиболее развитого в промышленном отношении Центра России.

Усилению научно-просветительного потенциала экспозиций содействовали организованные в отделе лекции, которые читали эксперты от Министерства госимуществ. Так, по молочному хозяйству выступал Калантар, по сельскому хозяйству - В.В. Черняев, по животноводству - Крюков, по куроводству - Елагин. Интересным опытом стала организация занятий специалистов-практиков. К примеру, Катков прочитал 2 лекции по культивированию яблонь и организовал занятия для сельских преподавателей в собственном садоводческом заведении.

В процессе экспертизы, в какой интенсивное участие приняли профессора и преподаватели Казанского университета, солидные фабриканты, профессионалы в сфере народного образования и кустарной промышленности, на выставке было присуждено 1522 награды различного достоинства. Процент награжденных достиг практически половины совокупного количества участников - 47,5%.

Увы, не поддается четкому учету общее число участников, так как данные архивных и опубликованных источников не поддаются корреляции. Опубликованные исследователем Г.Р. Назиповой со ссылкой на доклад Комитета выставки данные (около 2 тысяч экспонентов) неверны, так как в отчете точно названа цифра 1690 лишь по коммерческим для экспонентов 7 отделам.

Данные о численности гостей выставки 1890 г. так же разноплановы. В текстовом отчете комитета указано «более 100 тысяч чел.», в экономическом отчете - 125 001 гость исключительно по билетам. Если учесть, что некоторые платные гости побывали на выставке по несколько раз, можно принять за базу итоговую цифру в 100 тысяч чел. Приблизительно половину из них составляли приезжие, что дало повод членам Комитета выставки заявлять о равнодушии жильцов Казани к данному колоссальному предприятию.

Просветительная тенденция основной массы выставок 2 половины XIX в. выражалась, например, в организации безвозмездного посещения экспозиции, в том числе группового. Так, не считая экспонентов и специалистов выставки, посещать ее безвозмездно имели возможность все средние и низшие учебные заведения, сельские и городские учителя, ученики земских школ, военные Нижегородского и Симбирского корпусов, военных частей, находящихся в Казани и ее окрестностях.

Казанская научно-промышленная выставка закрылась 15 сентября 1890 г. В речи на ее праздничном закрытии председатель выставочного Комитета, казанский городской голова C.B. Дьяченко обратился с призывом посодействовать делу создания городского музея и высказал надежду, что участники выставки презентуют для этого собственные экспонаты.

Сопоставляя научно-промышленные выставки 1887 и 1890 гг., надлежит отметить, что обе они проводились по инициативе общественных научных объединений при широкой поддержке различных слоев народонаселения.


2.3 Художественно-промышленные выставки и русское искусство рубежа веков


До конца XIX в. в рамках серии всероссийских промышленных выставок произошло 2 промышленно-художественных выставки. С одной стороны, они продолжали шаблонную практику; если взглянуть под другим углом, носили как аналитический, так и презентационный нрав, имели существенно более широкие цели и программы. Очередная, XV-я выставка, изначально должна была состояться через 5 лет в Москве, но в 1876 г. по докладу министра финансов М.Х. Рейтерна была приостановлена до 1880 г. вследствие подготовки российских фабрикантов к участию во всемирных выставках в Филадельфии (1876 г.) и Париже (1878 г.). Проведение выставки в 1880 г. совпадало с 25-летием царствования Александра II, поэтому 15 декабря 1878 г. новый министр финансов С.А. Грейг предложил существенно расширить ее программу, чтоб выставка «обнимала собою не одну исключительно мануфактурную или же обрабатывающую индустрию, а насколько возможно все отрасли российского труда и этнического хозяйства, ... распространялась бы на сельское хозяйство, а также изящные искусства». Таким образом, в отличие от всех прошлых промышленных экспозиций, целью XV-й выставки был показ «возможно более абсолютной картины итогов народного труда и хозяйства России», итогов «Великих реформ», глубоко изменивших весь строй государственного и народного хозяйства, гражданской жизни державы. Расширение программы выставки повлекло за собой и изменение ее названия: взамен определения «мануфактурная», выставке было дано наиболее подходящее заглавие «промышленно-художественная».

Подготовка выставки вызвала в сообществе большой отклик, количество желавших в ней принять участие лиц каждый день возрастало, в следствии этого в июле 1879 г. С.А. Грейг опять обратился к императору с пожеланием отсрочить выставку до 1881 г. В связи с гибелью Александра II выставка было приостановлена еще на год, причем даже тогда уже грандиозность приготовлений вынудила перенести ее открытие с 16 на 20 мая 1882 г.

В подготовку выставки уже на уровне формирования отделов, помимо представителей Министерства финансов, были интегрированы члены Академии художеств, Московского сообщества любителей садоводства, Основного управления Сообщества Красного Креста, Московского отделения Совета торговли и мануфактур (прежнего Мануфактурного Совета).

Появление художественного отдела на выставке 1882 г. частично разъяснялось тем, что Москва в XIX в. была реальной культурной столицей России. Культурное творчество тут стимулировалось, основным образом, культурной средой старой столицы и центрального города державы, что сформировывало более вольную атмосферу.

Всплеск общественной активности выразился в значительном представительстве по художественному (866 участников) и научно-учебному (619) разделам. Время проведения выставки 1882 г. совпало с кризисным для отечественной индустрии периодом, начавшимся с середины 1875 г. Данное было обусловлено, для начала, неустойчивостью спроса со стороны железных дорог и самой индустрии, невысокой покупательной способностью народонаселения, голодом 1875-1876 гг. Русско-турецкая война дала почву недостатку государственного бюджета, усилила разбалансированность валютного обращения. Впрочем, потребность снабжения армии вызвала кратковременный подъем спроса на промышленную продукцию и оживление промышленной работы, которое продлилось недолго. В 1881-1882 гг. в связи с внезапным понижением урожаев, последующим уменьшением объемов железнодорожного возведения, индустрия переживала тяжкий упадок и вступила в полосу долгой депрессии. Начавшись в текстильной и машиностроительной отраслях, где регресс производства составлял 29%, к 1882 году упадок охватил все отрасли. Сокращение работы предприятий вело к их закрытию, глобальной безработице, общественной непостоянности.

В случае если на всероссийской мануфактурной выставке 1870 г. и Политехнической выставке 1872 г. машиностроение было представлено довольно слабо, то выставка 1882 г. показала, что в стране стали изготавливаться паровые котлы, паровые и гидравлические двигатели, орудия для обработки металлов и дерева, исполнительные механизмы и приборы для пищевой и легкой промышленности. Тут были показаны первые опыты производства локомобилей. Технические тестирования 10-сильного одноцилиндрового локомобиля производства Мальцевского промышленно-торгового товарищества прошли на выставке в конце мая 1882 г. В общем выставка 1882 г. свидетельствовала, что индустрия России пребывала на достаточно невысоком уровне. Обозреватели выставки фиксировали: «Даже те отрасли индустрии, которые сделали за прошедшие годы необыкновенно большие успехи, - пребывают на очень невысокой степени становления, и не только не изготавливают излишков произведений для вывоза, но не удовлетворяют, в том числе и бытовых необходимостей. Мы выписываем из-за границы и железо, и чугун, и ткани, и каменный уголь, и керосин, и кожи, медь, свинец».

Возросшее к началу 1880-х гг. внимание к русскому этническому искусству, подключение массовых эстетических представлений в процессы художественной жизни поясняет тот грандиозный энтузиазм, который вызвало выход в свет кустарного отдела на выставке 1882 г. Одновременно выставка помогла обнаружить слабые стороны данных производств, показала на потребность оказания поддержки кустарям как носителям и хранителям традиций этнического творчества. На базе коллекций кустарных изделий, получивших на выставке награды, в конце 1882 г. было решено о создании Кустарного музея, который открылся в Москве 9 мая 1885 г.

Свежим для всероссийских промышленных выставок было и включение в экспозицию обширного художественного отдела. Представивший около 950 творений живописи, скульптуры и зодчества, данный отдел привлекал к себе наибольшую массу гостей и произвел мощное впечатление как на соотечественников, так и на жителей других стран. Экспозиция, где более 1 млн. гостей увидели примечательные живописные полотна, из числа которых: «Витязь на распутье» и «Аленушка» В.М. Васнецова, «Любители опиума» В.В.Верещагина, «Явление Христа народу» A.A. Иванова, «Лес» И.И. Шишкина и прочие, - говорила о существенных успехах российской живописи, многие представители коей были высоко оценены в европейских художественных центрах. Скульптурные творения выставили более 20 авторов. К превосходно известному в Европе имени барона П.П. Клодта выставка добавила фамилии М.М. Антокольского, Е.А. Лансере, П.П. Забелло и прочих.

Наиболее зримые удачи отечественной зодчества можно было наблюдать на образце зданий и построек самой выставки. Планами на выставке демонстрировались многие гражданские и культовые постройки. Здесь можно было увидеть планы Храма Христа Спасателя, наброски внутренней отделки залов Эрмитажа, план Музея прикладных знаний в Москве (Политехнического музея) и др. В экспозиции возможно было увидеть планы памятников монаршим особам и выдающимся функционерам России.

Об активизации выставочной работы в стране, расширении темы выставок говорил тот факт, что параллельно с Всероссийской промышленно-художественной выставкой 1882 г. в Москве действовали шведская, болгарская и китайская выставки, Х передвижная выставка живописи по стеклу и прочие.

Завершающей цикл российских промышленных выставок стала Всероссийская промышленная и художественная выставка 1896 г. в Нижнем Новгороде (ВПХВ). Положение о выставке было утверждено 4 октября 1893 г. императором Александром III, а сама выставка свершилась при Николае II. Основным идеологом XVI-й всероссийской выставки был министр финансов С.Ю. Витте, предложивший продемонстрировать новейший шаг становления державы за 14 лет царствования Александра III, который отдавал приоритеты промышленности в сравнении с иными отраслями народного хозяйства.

Выставка должна была выдать конкретно-исторический срез становления экономики в общем и отдельных ее отраслей, помочь обнаружить предпосылки вероятного отставания, отыскать меры по их уничтожению. Устроители надеялись, что выставка сумеет продемонстрировать «полную картину передового становления промышленности России и, отличаясь полнотою и многообразием выставленных предметов, станет служить реальным выражением наших производительных сил». В первый раз на всероссийской выставке был выделен художественно- промышленный отдел (X). Подобные экспонаты на выставке 1882 г. составляли часть научно-учебного отдела. Выход в свет художественно промышленного отдела свидетельствовало о возрастании роли производственной культуры, улучшении художественной составляющей товаров, что не в заключительную очередь содействовало их конкурентоспособности на внутреннем и мировом рынках.

В выставке 1896 г. по этому отделу участвовали 550 экспонентов, представивших образцы художественных рукоделий, изделий из бронзы и драгоценных металлов, резных и столярных изделий и церковных принадлежностей, типографских и литографических работ, музыкальных приборов и т.п. Помимо всего этого, в отделе были сформированы фотографическая, гончарная, картонажная категории. Рисунки учащихся, образцы гончарных продуктов, художественной резьбы и прочие работы показывали 5 рисовальных школ, готовивших кадры для промышленности.

В производстве отливок из бронзы и сплавов с 1882 г. состоялись высококачественные перемены как в техническом, так и в художественном отношениях. Одними из лучших на выставке были признаны мельхиоровые изделия компании И. Фраже в Варшаве. Внимание публики привлекали помимо прочего изделия компании «Норблин».

В группе «Типография, литография, цинкография» вместе с типографским оборудованием, образцами шрифтов, литографскими инструментами была выставлена продукция издательств А.Ф. Маркса, И.Д. Сытина, нотного издательства ГТ.И. Юргенсона, получивших право изображения Государственного герба.

В фотографической группе X отдела участвовали более 60 экспонентов. Вместе с маститыми фотографами, в том числе М.П. Дмитриев из Нижнего Новгорода, в работе категории приняли участие профессионалы из 28 городов России, также любители. Благодаря упрощению процесса съемки, фотография прекратила быть ремеслом, она стала «записной книгой» грандиозного количества людей, сыскала применение в научных и производственных целях. К примеру, г. Екатеринбург и уезд представляли на выставке не только именитые фотографы B.JI. Метенков и H.A. Терехов, но и заводовладелец Д.П. Соломирский, всерьез увлекавшийся фотоделом и подаривший примечательную коллекцию фотоснимков по Сысертскому горному округу в Музей УОЛЕ (нынче - Свердловский областной краеведческий музей).

В 1880-1890-е гг. отмечалась настойчивая необходимость в исходном образовании, особо в городах. Экспонентами по группе начальных учебных заведений выступили Управление учебных округов Министерства народного просвещения, земские управы, городские, уездные и народные училища, Общества попечения о начальном образовании и приватные лица. Помимо фото, таблиц, диаграмм и работ учащихся, особенного внимания тут заслуживала карта губерний с показанием всех низших учебных заведений. В виде образцовых были показаны 2 школьных строения - школа Министерства народного просвещения и церковь-школа, устроенная Училищным советом при Св. Синоде в память императора Александра III, «в царствовании которого, совместно с пробуждением этнического самосознания, совокупным ростом церковной жизни России, ожила церковная школа».

В двухэтажной церкви-школе экспонировались вещи, относящиеся к обучению и обиходу учащихся, также определяющие состояние становления церковных школ в России (карты епархий с показанием количества школ, статистические материалы о ЦПШ, проекты и фасады школьных домов, образцовая «Приходская библиотека» и др.). Подобными коллекциями были показаны в отделе общеобразовательные средние, женские, высшие учебные заведения.

Значительный энтузиазм в смысле обеспечения индустрии и народного хозяйства в целом квалифицированными кадрами представляли категории технических и промышленных учебных заведений Министерства народного просвещения и учебных заведений Министерства финансов (коммерческих и промышленных училищ), объединившие около 100 участников. Основная масса составляли ремесленные училища. Впрочем, анализ данных разделов выставки продемонстрировал, что «ни количество школ, ни преподаваемые в них специализированные курсы не подходят тому абсолютному многообразию работ, какие осуществляются на наших фабриках, заводах и мастерских, наш промышленный класс практически только лишь приобретал и приобретает специализированные познания и профессиональную подготовку именно из практики».

Выставка 1896 г. сопровождалась не только съездами, но и широкой культурной программкой. Российская оперная труппа, за которой стоял С.Т. Морозов, представила с 15 мая по 1 сентября 1896 г. оперы «Демон» А.Г. Рубинштейна, «Аида» Дж. Верди, «Евгений Онегин» П.И. Чайковского, «Жизнь за Царя» М.И.Глинки и прочие. Именно тогда по-настоящему началась карьера Ф.И. Шаляпина, который вспоминал: «Закончился сезон... пришел знакомый баритон Соколов и предложил мне двигаться на Всероссийскую выставку в Нижний... Надобно сказать, что в Нижнем я имел абсолютно явный и шумный триумф». На выставке звучала симфоническая и известная музыка, в построенном к выставке городском театре шла пьеса «Торжество отечественной промышленности» и иные.

Невзирая на большой масштаб, необходимую представительность и большой социальный отклик, выставка воспринималась современниками как восторженно, так и критично. Основной ее идеолог С.Ю. Витте фиксировал: «Выставка была создана по моему почину, и хотя она была устроена замечательно, но имела посредственный успех, быть может, потому, что был подобран неуместный момент после коронации. Я открыл выставку 28 мая; она еще практически не была закончена». Один из обозревателей именовал Нижегородскую выставку «выставкой дикости российского купечества», имея ввиду ярмарочные обыкновения подозрительных развлечений и безудержного пьянства. Ряд критических корреспонденций, публиковавшихся в «Нижегородском листке» и «Одесских новостях», посвятил выставке A.M. Горький. Учитывая мнение автора, у выставки отсутствовала единая мысль, что приводило к недопониманию экспонентами внутреннего толка выставки, превращению ее в «всепригодную лавчонку», которая утомляет человека. Это снижало помимо прочего просветительный результат экспозиций, так как «обучаться по такому несистематизированному пособию, как данная выставка, нельзя, не установив в ней все в порядке, по личному разумению».

Невзирая на разноречивые оценки, выставка 1896 г., завершившая цикл всероссийских промышленных выставок XIX века, была выдающимся по собственному культурному значению действом для российской провинции. Про это говорил и тот факт, что при народонаселении Нижнего Новгорода в 70 000 жителей, на выставке побывали 911 043 человека, другими словами в 13 раз больше. Из числа гостей были не только россияне, но и итальянцы, японцы, британцы, китайцы, американцы.

Следовательно, всероссийские промышленные выставки 2 половины XIX в. явились закономерным продолжением и развитием цикла мануфактурных (промышленных) выставок 1820-1850-х гг.

Демократизация всех сторон социальной жизни в следствии «Великих реформ» дала почву появлению в российском выставочном деле свежих веяний: привлечение к организации всероссийских выставок научных и общественных организаций, формирование Вспомогательных комитетов на местах, увеличение наглядности и обучающего результата экспозиций, более широкая презентация технико-технологических исследований и изобретений, отражение в экспозициях не только развития промышленности, но и иных сфер жизни (сельского хозяйства, ремесленной и кустарной индустрии, военного дела, народного образования, здравоохранения, благотворительности, культуры, искусства и т.п.).

В задачи выставок входило не только наглядное ознакомление правительственных чиновников с состоянием разных отраслей, образцами продукции российских компаний, но и предоставление лично предпринимателям возможности общаться, сопоставлять собственные изделия с подобными, представлять технические новинки и знакомиться с ними в витринах иных экспонентов.

Большую роль играло на выставке живое общение, организация пояснительных разговоров, потому что иначе публика оставалась безучастна ко многим вещам, заслуживавшим внимания.

В виде факторов, снижавших просветительный результат экспозиций, выступали неполнота указателей, рассредоточенность однородных предметов по различным зданиям, сложность в ориентировании на выставочной местности вследствие неимения надписей с наименованиями отделов, стрелок-указателей и др.

Региональной интерпретацией всероссийских промышленных выставок, в соединении с навыком выставок научных и частично - губернских конца 1830-х гг., стала Сибирско-Уральская научно-промышленная выставка 1887 г. в Екатеринбурге.

Сибирско-Уральская научно-промышленная выставка проходила в Екатеринбурге 14 июня-15 сентября 1887 г. Ее открытие произошло практически на 1,5 года позже запуска железнодорожного участка Екатеринбург-Тюмень. В составе выставки действовало 12 отделов: 5 промышленных, 3 научных, сельскохозяйственный, художественный, учебный, железнодорожный.

Свежим для всероссийских промышленных выставок было и включение в экспозицию обширного художественного отдела.

Об активизации выставочной работы в стране, расширении темы выставок говорил тот факт, что параллельно с Всероссийской промышленно-художественной выставкой 1882 г. в Москве действовали шведская, болгарская и китайская выставки, Х передвижная выставка живописи по стеклу и прочие.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Появление государственной системы выставочной деятельности в России восходит к первой четверти XIX века. Ядро системы отечественных выставок составляли всероссийские промышленные (изначально называвшиеся мануфактурными) выставки, потому главной упор в настоящем исследовании сделан на исследовании истории и проблематики промышленных выставок как составляющей социально-экономической истории державы, а также истории ее науки и культуры.

Изначально организацией проведения всероссийских промышленных выставок занимались как правило Мануфактурный совет при Департаменте мануфактур и внутренней торговли МФ и его Московское отделение.

Вместе с разработкой нормативных документов всероссийских промышленных выставок, в 1830-х годах государство выступило организатором проведения целой серии губернских выставок

В пореформенный период качественные перемены в выставочном деле происходят не сразу; на бывших началах организуются выставки 1861 и 1865 годов. Выставка 1870 г., официально называвшаяся мануфактурной, стала переходом от выставок 1820-1860-х гг. к выставкам последней четверти XIX века, полигоном усвоения и приумножения навыка всемирных выставок 1851-1867 гг. в Лондоне и Париже.

С конца 1860-х гг. выставочное законодательство развивается по пути принятия пакета нормативных документов точной выставки (ее положения, принимавшего силу закона, также правил для экспонентов, для гостей, для проведения экспертизы и т.п.).

-е гг. прошли в стране под символом участия во всемирных выставках, только в 1879 г. наступает подготовка XV-й всероссийской промышленной выставки в Москве. Нарушенная регулярность выставочного процесса, накопившего к тому времени груз инерции и монотонности, дополненная юбилейной подоплекой (25-летие царствования императора Александра II), вылилась в солидные концептуальные перемены. Из места презентации промышленных достижений всероссийская выставка преобразилась в арену показа всех сторон жизни державы, преобразованных «Великими реформами». Тут в первый раз возникли художественный, научно-учебный, кустарный, военно-морской отделы, была гораздо полнее представлена сельскохозяйственная тема. Расширение программы выставки повлекло за собой и изменение ее названия - всероссийская промышленно-художественная.

В промышленных экспозициях 1882 г. отыскали отражение такие новейшие явления, как подъем добычи каменного угля и рост металлургического производства на Юге России, переход на смену сталью чугуна и железа, видимый прогресс в сфере рельсового производства и др.

После проведения ряда местных выставок в 1882 г. на всероссийском уровне в первый раз был замечен кустарный отдел, в подготовке которого основную роль сыграли губернские земства и статистические комитеты. Тут кустарная индустрия стала перед экспертами и широкой публикой с достаточной полнотой, определявшей степень распространения, объемы производства, финансовое значение данной формы труда, куда было вовлечено несколько млн. трудящихся рук. Главным аспектом данной экспозиции было поддержание энтузиазма к народному умению, исследование глобальных эстетических представлений, но в одно и то же время - и раскрытие слабых сторон кустарных производств, потребность предложения поддержки в сохранении традиций этнического творчества.

К середине XIX века культурная среда российских городов, в том числе столичных, определялась состоянием образовательных и культурно-просветительных учреждений, функционированием школ, библиотек, театров, музеев и картинных галерей, развитием печати, сети книжной торговли

Становление отечественной живописи, статуи и зодчества за четверть века представлял широкий художественный отдел, где более 1 миллионов гостей увидели работы В.М. Васнецова, A.A. Иванова, И.Е. Репина, А.К. Саврасова, М.М. Антокольского, Е.А. Лансере, К.А. Тона, Н.Л. Бенуа и иных.

Значение выставки 1882 г. как грандиозного культурного действия, рассчитанного на массового гостя, усиливалось ее широкой музыкальной программой.

Во 2-ой половине XIX в., после проигрыша в Крымской войне, наглядно выявившего отставание России от современных держав, правительство вынуждено было вступить на путь модернизационных преображений.

Начиная с 1860-х годов, акценты в организации выставочного дела больше смещаются в сторону научных сообществ, органов местного самоуправления, любительских объединений. Вместе с промышленными выставками и проводившимися с 1840-х годов сельскохозяйственными выставками (по линии МГИ) в практику все шире входят научные, научно- промышленные, ремесленные, кустарные и прочие выставки

Последняя всероссийская выставка 1896 г. в Нижнем Новгороде сконцентрировала большинство существовавших выставочных направлений и очень сблизила всероссийский и региональный уровни выставочной работы.

Последующее становление потенциала многоцелевой экспозиции, символически определявшейся как промышленная и художественная, выразилось в наглядной презентации достижений в сфере промышленности, сельского хозяйства, армейского дела, науки и культуры. Так, в смысле промышленного становления тут были показаны такие новейшие отрасли, как производство ртути, цинка, марганца, электрометаллургия и электрохимия, резиново-техническое создание, введение способов «холодной» окраски тканей и прочее. Интенсивное использование научных способов на практике показывали экспозиции по метеорологии, почвоведению, лесоводству и некоторым химическим производствам. Научно-просветительный нюанс выставки усиливался помимо прочего устройством общественных лекций, презентаций (к примеру, наглядное обучение промыслам в кустарном отделе), работой опытных станций, проведением технических тестирований. Грандиозное просветительное значение имел безвозмездный прием на выставке групп трудящихся, кустарей, преподавателей и учеников из различных уголков державы.

В задачи выставок входило не только наглядное ознакомление правительственных чиновников с состоянием разных отраслей, образцами продукции российских компаний, но и предоставление лично предпринимателям возможности общаться, сопоставлять собственные изделия с подобными, представлять технические новинки и знакомиться с ними в витринах иных экспонентов.

Следовательно, образовавшиеся с довольно прагматичными целями (показ состояния становления разных отраслей, сближение изготовителей и покупателей, поиски свежих рынков сбыта, реклама продукции, пропаганда технико-технологических инноваций, технического образования), промышленные выставки понемногу преображаются в многоаспектные социально- экономические и культурные акции, не только подводящие результат конкретному шагу становления, но и, в некой степени, дающие толчок к новым поискам и итогам.

Большую роль играло на выставке живое общение, организация пояснительных разговоров, потому что иначе публика оставалась безучастна ко многим вещам, заслуживавшим внимания.

В виде факторов, снижавших просветительный результат экспозиций, выступали неполнота указателей, рассредоточенность однородных предметов по различным зданиям, сложность в ориентировании на выставочной местности вследствие неимения надписей с наименованиями отделов, стрелок-указателей и др

В заключение следует отметить, что в течение XIX в., особенно во второй половине, произошло значительное расширение социальных функций выставочной деятельности. Изначально присущие выставочному процессу коммуникативная, рекламная, информационно-аналитическая функции были сопряжены с функцией документирования конкретно-исторического состояния представленных на выставках производств и предприятий в виде вещественных, письменных и изобразительных источников, фотодокументов. Во второй половине XIX века происходит нарастание научно-просветительной функции отечественных выставок, направленной как на непосредственных участников выставочного процесса, так и на многочисленных посетителей.

промышленный выставка культурный искусство

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ


1.Алексеев В.В. Выставки на Урале и в Сибири: исторический опыт. // Урало-Сибирская научно-практическая конференция. Материалы докладов.- 23-24 июня 2003. -. С. 20-22

.Алексеев С.П., Никитин Ю.А. Промышленные выставки России. История и современность//. Алексеев С.П., - СПб.: Ленэкспо, 1999. -125 с.

.Альбом видов горного дела. Нижний Новгород, 1896. -90 с.

.Альбом Всероссийской художественно-промышленной выставки в Москве. М., 1882.- 78 с.

.Альбом участников Всероссийской промышленной и художественной выставки в Нижнем Новгороде. СПб., 1896. 93 с.

.Анучин Д.Н. Сибирско-Уральская научно-промышленная выставка в Екатеринбурге. // Анучин Д.Н. - М., 1887. -39 с.

.Археологические памятники Шигирского торфяника. Екатеринбург: Банк культурной информации, //2001-1996 с.

.Барановский Г.В. Здания и сооружения на Всероссийской художественно-промышленной выставке //Барановский Г.В - СПб., 1897.

.Бастракова М.С., Павлова Г.Е. Наука: власть и общество. //Очерки русской культуры. Т. 2. М.: Изд-во Моск. ун-та, 2000. -С. 217 -394.

.Бахрушин Ю.А. Воспоминания//. Бахрушин Ю.А- М., 1994.- 258 с.

.Безобразов В.П. Народное хозяйство России. // Безобразов В.П. -Т. 1-3. СПб., 1882-1886.

.Боханов А.Н. Крупная буржуазия России. (Конец XIX-1914 г.).// Боханов А.Н. -М.: Наука, 1992.- 260 с.

.Бубнов Ю.Н. Всероссийская промышленная и художественная выставка в Нижнем Новгороде: // Бубнов Ю.Н. -Деком, 1996-. 132 с.

.Бурим Л.Д. Начальник Ижорских заводов Александр Вильсон. //VIII научно-практическая конференция «Российский научно-технический музей: Проблемы и перспективы».// Бурим Л.Д. - М., 2003.- С. 85-91

.Бурышкин П.А. Москва купеческая. // Бурышкин П.А. -М.: Высшая школа, 1991.- 351 с.

.Виргинский B.C. Ефим Алексеевич и Мирон Ефимович Черепановы. //Нижний Тагил в лицах. Организаторы производства, инженеры, техники XIX-начала XX века.// Виргинский B.C. - Екатеринбург, 1999- С. 21-22.

.Витте С.Ю. Избранные воспоминания 1849-1911 гг.// Витте С.Ю. - Т. 2. М.: Терра, 1997 -318 с.

.Всероссийская выставка 1896 года в Нижнем Новгороде. Отдел XII. Машины. Аппараты и машиностроение. //М., 1896.-150 с.

.Всероссийская выставка в Нижнем Новгороде 1896 г. Путеводитель. Город - Ярмарка - Выставка. //СПб., 1896- 238 с.

.Всероссийская промышленная и художественная выставка 1896 г. в Нижнем Новгороде. Список экспонентов, удостоенных похвальных наград. //СПб., 1897-358 с.

.Всероссийская этнографическая выставка и славянский съезд в мае 1867 г. //М., 1867-327 с.

.Выставочно-ярмарочная деятельность: Отечественная практика и международный опыт.// Екатеринбург, 2003-72 с.

.Вяземский П.А. Старая записная книжка. 1813-1877// Вяземский П.А.-.М.: Захаров, 2003- 960 с.

.Григорьев C.B., Назаренко В.Б. История и судьба коллекции игр и игрушек Е.А. Покровского с Антропологической выставки 1879 г. //Первые Бартрамовские чтения. 29-30 сентября 2003 г. Сергиев Посад, 2000- С. 137-142.

.Гросул В.Я. Русское общество XVIII-XIX веков. Традиции и новации.// Гросул В.Я. - М.: Наука, 2003-517 с.

.Данилевский B.B. Русская техника. // Данилевский B.B -Л., 1948. Ид. 2-е. -С. 475.

.Екатеринбург: Исторические очерки (1723-1998). //Екатеринбург: Изд-во «Екатеринбург», 1998-228 с.

.Екатеринбургская неделя// 1886. Апрель-декабрь. -№№ 17-50.

.Екатеринбургская неделя.// 1887. Январь-декабрь.- №№ 1-50.

.Екатеринбургская неделя. //1888. Январь-май-. №№ 1-20.

.Заводы и промыслы Ее сиятельства княгини Е.Х. Абамелек-Лазаревой в Пермской губернии. Каталог для Сибирско-Уральской научно-промышленной выставки. //Пермь, 1887.- 31 с.

.Злоказов Л. Д., Семенов В. Б. Старый Екатеринбург: Город глазами очевидцев.// Злоказов Л. Д- Екатеринбург: ИГЕММО «ЬШика»; Музей истории Екатеринбурга, 2000- 608 с.

.Зорина Л.И. Уральское общество любителей естествознания. 1870-1929. Из истории науки и культуры Урала.// Зорина Л.И. - Екатеринбург: Банк культурной информации, 1996. -208 с.

.Каталог Казанской научно-промышленной выставки 1890 г., состоящей под покровительством Е.И.В. Государя Наследника-цесаревича. //Казань, 1890. -121 с.

.Кельцев С.А. Из поездки на Урал их Императорских Высочеств. // Кельцев С.А. -М., 1888.

.Киттары M .Я. Обозрение Санкт-Петербургской выставки русской мануфактурной промышленности 1861 года. // СПб., 1861.- 353 с.

.Кошман JI.B. Город в общественно-культурной жизни. //Очерки русской культуры XIX века.// Кошман JI.B- Т. 1. М.: Йзд-во Моск. ун-та, 1998.- С. 12-72.

.Красноперов Е.И. Кустарная промышленность Пермской губернии на Сибирско-Уральской научно-промышленной выставке в Екатеринбурге в 1887 г. // Красноперов Е.И. -Вып. 1-3. Пермь, 1887-1889.

.Лачаева М.Ю. Всероссийская художественно-промышленная выставка в Нижнем Новгороде 1896 года. // 1996. -С. 169-180.

.Лачаева М.Ю. Всероссийские промышленные выставки и производственная культура России.//Россия и Западная Европа: взаимодействие индустриальных культур. 1700-1950 гг. // Лачаева М.Ю.

.Лейтнеккер Е. A.M. Горький о Всероссийской выставке 189б года. //Советский музей. М., -1939. -№2. -С. 30-31

.Лященко П.И. История народного хозяйства СССР. // Лященко П.И. -М., 1956. Т. II-. С. 111

.Мазный Н.В. Выставка как универсальная форма экспозиционной деятельности отечественных музеев.// Мазный Н.В. -Дисс. ... канд. ист. наук. М., -1997.

.Мазный Н.В., Полякова Т.П., Шулепова Э.А. Музейная выставка: История, проблемы, перспективы.// Мазный Н.В., Полякова Т.П., Шулепова Э.А. - М.:НИИ культуры, 1997.- 128 с.

.Малеева Л.П. Заводы Нижнетагильского горнозаводского округа на промышленных выставках. //Музей горнозаводского дела. Екатеринбург, 1995- С. 151-157.

.Мамин-Сибиряк Д.Н. Город Екатеринбург//Город Екатеринбург. Сборник историко-статистических и справочных сведений по городу, с адресным указателем и с присоединением некоторых сведений по Екатеринбургскому уезду. // Мамин-Сибиряк Д.Н. -Екатеринбург, 1889. -С. 3-57.

.Материалы международной научной конференции. Нижний Тагил//. 15-18 августа 1996 г.- Екатеринбург, 1996.- С. 95-101.

.Медведь А. «Полезные приложения естествознания», или Кое-что об истории научно-технических экспозиций. //Московская правда.- 1995. 3 сентября-. С. 3.

.Мезенин В.К. Парад всемирных выставок. // Мезенин В.К. -М.: Знание, 1991. -160 с.

.Металлургические заводы Урала. ХУП-ХХ вв. //Энциклопедия. Екатеринбург, 2001.-С. 159

.Михайловская А.И. Из истории промышленных выставок в Росси первой половины XIX века //Очерки истории музейного дела в России.// Михайловская А.И. - Вып. 3. М.:Сов. Россия, 1961.- С. 79-154.

.Музейное дело России.// М.: Изд-во «ВК», 2003.- 614 с.

.Назипова Г.Р. Казанский городской музей. Очерки истории 1895-1917 годов.// Назипова Г.Р. - Казань: Кагал-Казань, 2000.- 272 с.

.Нижегородские губернские ведомости. //1896 г. 5 июня.- № 23.- Л. 5.

.Никитин Ю.А. Промышленные выставки России XIX-начала XX века. // Никитин Ю.А. -Череповец: Полиграфист,2004. - С. 134

.Никитин Ю.А. Выставочный Петербург. От экспозиционной залы до «Ленэкспо». // Никитин Ю.А. -Череповец: Полиграфист, 2003.- 208 с.

.Овчинникова Б.Б., Чижова JI.B. Музеи России// Овчинникова Б.Б., Чижова JI.B.-. Изд. 2-е, перераб. и доп. Екатеринбург: Изд-во Урал, ун-та, 2002. 196 с.

.Опыт российских модернизаций XVIII-XX вв.// М.: Наука, 2000-. 250 с.

.Опыт российских модернизаций ХУШ-ХХ века. //М., 2000. -С. 58.

.Отчет о Всероссийской мануфактурной выставке 1870 г. в Санкт-Петербурге.// СПб., 1871.- 174 с.

.Отчет о Всероссийской художественно-промышленной выставке 1882 года в Москве. /Под ред. В.П. Безобразова. В 6-ти тт. СПб., 1884-1886.-69.

.Отчет о выставке мануфактурных произведений 1865 года в Москве. //СПб., 1867-. 263 с.

.Очерки русской культуры XIX века. Власть и культура.// Т. 2. М.: Изд-во Моск. ун-та, 2000.- 479 с.

.Очерки русской культуры XIX века. Культурный потенциал общества. //Т. 3. М.: Изд-во Моск. ун-та, 2001.- 639 с.

.Пирогова Е. П. Краеведческие общества дореволюционного Урала и российские научные съезды. //Страницы прошлого: Избр. мат-лы краевед. Смышляев, чтений в Перми. Пермь, 1995-. Вып. 1.- С. 131-136.

.Рашин А.Г. Население России за 100 лет (1811-1913 гг.).// Рашин А.Г. Статистические очерки. -М., 1952.- С. 112.

.Рукосуев Е.Ю. А.А. Ауэрбах - инженер и организатор. //Ползуновские чтения. Тезисы научно-практической конференции, посвященной 265-летию со дня рождения И.И. Ползунова.// Рукосуев Е.Ю. А.А. Ауэрбах/ Екатеринбург, 1994. -С. 52-54.

.Русский торгово-промышленный мир.// М.: Планета, 1993.- 336 с.

.Рыбаков Ю.Я. Промышленное законодательство России первой половины XIX века (Источниковедческие очерки).// Рыбаков Ю.Я. - М„ 1986. -С. 35.

.Семенов Н. Парад промышленности. // Семенов Н. //Былое.- 1996.- № 6. -С. 4.

.Скальковский К.А. Российская мануфактурная выставка в промышленном отношении. // Скальковский К.А. -СПб., 1870.- С. 12.

.Список экспонентов Сибирско-Уральской научно-промышленной выставки, удостоенных наград. //Екатеринбург, 1887. -83 с.

.Стасов В.В. Художественные заметки о выставке 1870 г. // Стасов В.В. -Избр. соч. M.-JL: Искусство, 1937. -Т. 1.- С. 127-161

.Сундиева A.A. Музеи. //Очерки русской культуры XIX века.// Сундиева A.A. / М.: Изд-во Моск. ун-та, 2001. -Т. 3.- С. 564-625.

.Тарасов И.Т. Сибирско-Уральская научно-промышленная выставка 1887 г. в Екатеринбурге. СПб.,// Тарасов И.Т. -1889. -34 с.

.Трындин Е.Н., Назаров Л.С. История первой в России частной оптико-механической фирмы Трындиных. //VIII научно-практическая конференция: Проблемы и перспективы. // Трындин Е.Н., Назаров Л.С -М., 2003. -С. 46-50.

.Урало-Сибирская научно-практическая конференция. Материалы докладов.// 23-24 июня 2003 г. Екатеринбург: УрО РАН, 2003.- 474 с.

.Федосов И.А., Долгих Е.В. Российский абсолютизм и бюрократия. // Федосов И.А., Долгих Е.В. - Т. 2. М., 2000.- С. 23

.Худояровские чтения. Доклады и сообщения. //22-23 апреля 2004 г. Нижний Тагил, 2004. -С. 148-157.

.Шевырев А. П. Культурная среда столичного города. Петербург и Москва.// Шевырев А. П. /Очерки русской культуры XIX века. -Т. 1.- М.:Изд-во. Моск. ун-та, 1998. -С. 73-124.

.Якоб Рейхель. Медальер, коллекционер, ученый. 1780-1856// СПб.: Tabula rasa, 2003.-211 с.

.Яхно О.Н. Роль выставок конца XIX-начала XX вв. в жизни города. //Урало-Сибирская научно-практическая конференция. Материалы докладов. //23-24 июня 2003. Екатеринбург: УрО РАН, 2003.- С. 156-158.


ПРИЛОЖЕНИЯ


Приложение 1


Сибирско-Уральская промышленная выставка, отделы


Приложение 2


Ведомость бесплатных билетов, выданных Комитетом Сибирско-Уральской выставка 1887 года


Приложение 3


Награды Сибирско-Уральской выставки 1887 года